Информационная война: Осетия. Год спустя

Августовская агрессия вызвала и еще одну войну - информационную. Мир узнавал, что творится на Кавказе, из теленовостей. Вот только ведущие европейские и американские телекомпании предпочитали вести репортажи из Грузии, а кадры, снятые в Гори, выдавали за Цхинвал. В самой же Южной Осетии западные корреспонденты не работали. И это обстоятельство также повлияло на то, сколь резкой была реакция мирового сообщества на действия Москвы.

Прошел год с того момента, как первые ракеты из установок "Град" упали на спящий Цхинвал. Год, как необратимо изменилась карта Кавказа, изменилась жизнь осетин и грузин. Но мало изменились заголовки сообщений западных информационных агентств из региона. Они очень похожи на те, что поступали ровно год назад. Причины тому разные. У многих англоязычных изданий просто нет представителей на Кавказе. Они работают на основе сообщений агентств. Однако так действуют не все.

"Мы поняли, что конфликт и причины были более сложные, и самое главное – мы сейчас понимаем, что эти замороженные конфликты не могут навсегда оставаться замороженными. Есть такая опасность", - говорит Тим Хьюэлл, корреспондент корпорации BBC (Лондон).

Тим Хьюелл был одним из первых западных журналистов, которые попали в Цхинвал после начала грузинской агрессии. И он одним из первых показал свидетельства применения оружия против мирных жителей столицы Южной Осетии. На западном информационном поле это вызвало оглушительный эффект. Ведь до этого говорили совсем другое.

"Очень важную роль играл вопрос о доступе. Физически с грузинской стороны корреспонденты были у Гори, они брали интервью у грузин. А на той стороне западных корреспондентов не было – их просто не пускали", - вспоминает Тим Хьюэлл.

"К сожалению, тогда тем журналистам, которые работали на российской стороне, т. е в Южной Осетии, тем журналистам было тяжело работать. Частично было сложно попасть в этот регион, частично большие проблемы перегнать материалы, которые были подготовлены. В этом плане Грузия более оперативно умела работать с западными журналистами", - объясняет Роланд Фритше, продюсер бюро ZDF (Москва).

В Цхинвал было действительно сложно попасть в первые дни войны. Город постоянно обстреливали, грузинские танки утюжили улицы. Доставить журналистов на фронт и обеспечить их безопасность было невозможно. Странно другое: почему накануне войны многие западные корреспонденты покинули Южную Осетию? И почему они потом оказались в Гори? Коллеги объясняют это элементарной логистикой.

"Из Италии легко добраться до Тбилиси. Есть самолет, который доставляет людей до Тбилиси. Не нужно заниматься бюрократической волокитой, получением виз, разрешений, что занимает много времени. А при таких ситуациях, которая сложилась в августе на Кавказе, понятно, что дорога ложка к обеду", - рассказывает Серджо Канчани, корреспондент телекомпании RAI (Москва).

К тому же сейчас отношение СМИ к Южной Осетии очень сильно зависит от того, в какой стране они издаются или вещают. Американские журналисты и их коллеги из Великобритании изменения в регионе признают. Но оценивают их без учета того, почему эти изменения произошли.

"Нет, вы знаете, здесь, я думаю, что в этом случае как раз точка зрения ясна. Другое дело, что не особенно верят. Сейчас скорее всего даже, несмотря на то, что New York Times и Washington Post, доказали, что грузины врали, по поводу хронологий событий с самого начала войны и, на самом деле, провокация самая первая была со стороны Грузии. Все равно этот баланс симпатии у западных СМИ и на западе в целом, остается все-таки у грузин", - говорит Оуэн Мэттьюс, шеф Бюро Newsweek ( Москва).

"Это очевидно, что Южная Осетия не хочет больше быть частью Грузии, это ясно, что и у Абхазии нет желания быть частью Грузии, но с другой стороны, их независимость не имеет смысла. У этих стран очень затемненное будущее, т.к. трудно представить более или менее стабильное будущее для них", - считает Энтони Халпи, шеф-корреспондент газеты The Times (Москва).

В континентальной Европе стараются к этой теме подходить более взвешено.

"Я считаю, что европейские журналисты, мы как западно-европейские телекомпании, мы старались избежать крайностей. Т.е. если мы этого не видели и не смогли показать, то мы это не утверждали. Мы старались всегда сбалансировано показывать, зная, что каждая ложь, каждый обман все-таки позже раскрывается. Это удар по репутации телекомпании и по СМИ вообще", - объясняет Роланд Фритше, продюсер бюро ZDF (Москва).

Сейчас к годовщине событий в Южной Осетии многие западные СМИ подготовили специальные выпуски или фильмы. Все журналисты подчеркивали, что таких перекосов, как были во время войны, не будет. Часто вспоминали пример американского телеканала Fox News. Этот канал выдавал съемки из Цхинвала за кадры из Гори. Как объясняли потом, географические титры поместили случайно – якобы не доглядели.

"Я бы сказал, что существует целый ряд каналов, которые имеют свою издательскую политику. И если что-то не укладывается в нее, то, естественно, каналы стремятся, как-то направить ее на ту линию, которой придерживается этот канал", - говорит Серджо Канчани, корреспондент телекомпании RAI.

И еще один факт, который отмечают все западные журналисты. Сейчас, в годовщину грузинской агрессии против Южной Осетии, эти события - в первых строчках новостей. Но это временно.

"Только сейчас это некая компания (то, что сейчас происходит). Все западные телекомпании, западные СМИ готовятся к первой годовщине, а затем этот конфликт снова исчезнет из поля зрения. Тем более, если я возьму Германию, там сейчас будут парламентские выборы, и поэтому внутриполитические проблемы страны сейчас более важны для зрителей", - считает Роланд Фритше, продюсер бюро ZDF.

"Существует некоторая неуверенность, как поступить в случае с образованием этих двух политико-административных единиц, как Южная Осетия и Абхазия, потому что вроде как признали Косово независимым. Но когда мы говорим об аналогичной ситуации на Кавказе, то к этому вопросу пока не сложилось единообразного подход, как относится к признанию этих двух территорий", - подчеркивает Серджо Канчани, корреспондент телекомпании RAI.

Выработка единого подхода к территориальным спорам и этническим конфликтам – уже дело политиков. Это в один голос признают все журналисты. Только после этого можно будет формировать и свое, независимое отношение, говорят они. Хотя для всех очевидно, что от того, как были или будут показаны эти конфликты в прессе, во многом будет зависеть и их окончательное решение.

Сегодня