Подписанты заявления против онкобольных детей сделали это, не вникая в суть

Подписанты заявления против онкобольных детей сделали это, не вникая в суть

Подписали не глядя — так сегодня объясняют свой поступок жильцы московского дома, откуда пытались выселить семьи с онкобольными детьми. Квартиру для иногородних пациентов снимают благотворители. Сбор подписей против этого затеяла старшая по подъезду из боязни заразиться раком. Этой историей занимаются прокуратура и Следственный комитет.

В этом подъезде теперь повсюду выдержки из медицинских статей: "Рак не передаётся воздушно-капельным путём".

"Уже даже стыдно за все вообще что происходит. У нас у самих такая проблема в семье", — говорит одна из жительниц дома.

Старшая по подъезду, которая и начала сбор подписей против заразного, по её мнению, соседства, от журналистов прячется.

Большинство подписантов теперь утверждают, что сделали это по ошибке.

"Ну, я подписал, не глядя никуда, я обычно не смотрю, что подписываю" – поясняет пожилой мужчина.

Квартира № 352 по-прежнему сдается. Дети по-прежнему днем лечатся по-соседству. А отдыхать от терапии возвращаются сюда.

"Договор расторгать я не собираюсь, я так понимаю, что и со стороны фонда нет желания расторгать договор", — говорит хозяйка квартиры.

"Семьи не съехали. Уехала только одна семья, у которой закончился курс лечения", — пояснила Екатерина Шергова, директор фонда "Подари жизнь".

Благотворительный фонд арендует сорок квартир для больных детей и их опекунов в непосредственной близости от центра детской гематологии. Программа "Амбулаторные квартиры" — жизненно необходима для заболевших раком немосквичей.

"Тратим мы на это порядка 20 миллионов рублей в год. Это оплачивают наши благотворители ", — поясняет Шергова.

Адам из Крыма, как и большинство маленьких пациентов больницы имени Рогачева, заболел внезапно.

"Всё было замечательно летом, в Крыму, а в середине сентября у нас просто стал уходить глаз в сторону", — рассказывает его мама, Гульнара Аракава.

Выяснилось — у мальчика рак. Лечиться поехали в Минск. Там за неделю ушло четыре тысячи долларов. Химиотерапию, уже в Москве, ребёнку провели экстренно и бесплатно. Потом появилась возможность отправить мальчика на одну из квартир, которую снимает благотворительный фонд.

"Чем меньше больной находится не в стационаре, тем лучше. Как только ситуация с больным позволяет ему не находится под круглосуточным наблюдением у нас, мы пользуемся опытом вывести больного за пределы стационара", — говорит Дмитрий Литвинов, главный врач центра имени Рогачева.

Стационарозамещающие технологии — проверенный, мировой опыт, говорят в центре Рогачева. Только вот обрадуются ли жильцы соседям с повязками на лице — врачи гарантировать не могут.

"Хотела бы сказать тем людям, которые думают, что дети, ходящие в маске, чем-то заразны. Они защищаются от вас! Потому что они абсолютно лишены любого иммунитета", — говорит мама больного.

"Это дети, которые не виновны, дети, которые страдают! Их родные находятся в ужасной моральной ситуации. Ну конечно мы в шоке. Нет, рак не заразен!", — говорит Литвинов.

Сегодня