Тема:

Российский Крым 1 час назад

Колонка Андрея Медведева. Крымский выбор, или Какой курс важнее

Владимир Смирнов/ТАСС

Тут на днях вспоминали, как некоторые наши сограждане, реагировали на референдум в Крыму 5 лет назад и на Русскую весну вообще. Что беспокоили их "санкции, девальвация, изоляция". Множество, например, моих знакомых – чиновники, креативный класс и бизнесмены – рассуждали, что лучше потерять Крым, чем потерять возможность ездить за границу отдыхать, и курс доллара/евро куда важнее всего прочего.

И вот интересно, это все такая большая отечественная традиция. Российский бизнес, интеллигенция, политический класс (особенно, как ни странно чиновники и их дети) всегда не любили, если правительство начинало жестко отстаивать интересы страны.

Вот, скажем, 19 октября 1870 года российским послам в Европе и в Англии был направлен знаменитый циркуляр Горчакова. Суть напомню. После Крымской войны России запретили держать военный флот на Черном море, а Севастополь запретили использовать как военную базу.

14 лет спустя Россия окрепла, сосредоточилась, и Петербург заявил – пошли вы к черту с вашими договорами.

"Его императорское величество не может допустить, чтобы безопасность России была поставлена в зависимость от теории, не устоявшей перед опытом времени, и чтобы эта безопасность могла подвергаться нарушению, вследствие уважения к обязательствам, которые не были соблюдены во всей их целости".

Циркуляр произвел эффект примерно такой же, как референдум в Крыму в 2014. Вой поднялся в Европе страшный. Англия стала спешно искать союзников для войны с Россией, но не нашла. Это тогда Федор Тютчев написал свое знаменитое "В свои права вступает снова, родная русская земля".

А вот что писала его дочь Анна Тютчева, фрейлина императрицы Марии Александровны и воспитательница ее младших детей в то же самое время в своем дневнике:

"С одной стороны, эта смелая выходка русского правительства льстит русскому, столь пострадавшему политическому самолюбию, с другой стороны, все страшатся войны, к которой мы, вероятно, не довольно подготовлены. Курс сильно упал.

Наше московское общество колеблется между чувством польщенного народного самолюбия и страха войны. Оно надеется, что правительство наше предвидело шансы войны и готово их встретить. …мы с Англией, Австрией и Турцией так легко не справимся, а наше ослабление их прямой расчет. Английские газеты, в особенности "Times", ужасно восстают против намерения России и говорят, что нужно ему воспрепятствовать во что бы то ни стало".

Насколько мало все изменилось. Схожие какие рассуждения. Курс, понимаете, упал. Это про рубль, конечно. И чиновники у нас так себе. И дипломатия дерьмовая. И зачем нам это флот вообще. Тут ведь курс. Безопасность русских людей? Да к чему она.

И во время русско-турецкой войны 1877 года либеральная пресса Москвы и Петербурга пишет о том, что из-за этой ненужной войны курс падает, и биржа падает, и вообще Россия оказывается в изоляции от всего остального мира. И тогда Достоевский в своем "Дневнике писателя" замечает:

"Они кричат теперь хором о торговом застое, о биржевом кризисе, о падении рубля. Но если б эти биржевики наши были настолько дальновидны, чтоб понимать кое-что вне своей сферы, то они бы и сами догадались, что если б Россия не начала теперешнюю войну, то было бы им же хуже. Чтоб были "дела", даже биржевые, надо, чтоб нация жила в самом деле, то есть настоящею живою жизнию и исполняя свое естественное назначение, а не была бы гальванизированным трупом в руках биржевиков".

Вот это пожалуй и есть самое важное. Весной 2014 года, в Крыму был сделан выбор не про полуостров или референдум. А про то, кем и чем быть России, и в чьих руках. Выбор трудный, но единственно верный. Хотя для некоторых важнее курс. Не политический, а тот, который в банке.

Читайте в личном блоге Андрея Медведева.

Сегодня