Эсперанто Людвига Заменгофа. Историческая рубрика Андрея Светенко

Врач по профессии и лингвист по призванию Людвиг Лазарь Заменгоф сконструировал свой "эсперанто" в конце 80-х годов ХIХ века. Это был уже не первый опыт конструирования совершенно нового языка. Примерно в те же годы в моду вошел так называемый "волапюк". Но если этот "плановый" сконструированный язык имел очевидную основу – французский, то эсперанто Заменгофа было более интернациональным. Не только романские, но и германские и славянские языки, а также иврит и идиш.

Доктор Эсперанто, как потом стали называть Заменгофа, родился в городе Белостоке Гродненской губернии, входившей тогда в состав российской империи. Там тогда царило почти вавилонское столпотворение – поляки, евреи, русские, белорусы, немцы. И межнациональной розни, к сожалению, было немало. Эту рознь Заменгоф и пытался преодолеть, полагая, во многом наивно, конечно, что люди не понимают друг друга, только потому, что говорят на разных языках.

В двадцатые годы в Советском Союзе эсперанто был очень популярен: кружки и клубы по изучению эсперанто в каждом городе. Вообще-то хорошо образованный человек при желании быстро изучал этот язык. С одной стороны, все похоже – "Уну. ду, три – раз, два, три. Вы – ви, ты – эй. Гранда – большой, лонга – длинный". С другой стороны в эсперанто масса слов, которые надо именно заучивать, никаких ассоциаций они не вызывают. В общем, язык равноудаленный от всех известных языков мира. Это – плюс. Никто не в обиде. С другой стороны, он был одинаково чужим для всех. Как выяснилось, стимулов для обладания им это как раз не давало.

К тому же в тридцатые годы ХХ века знание эсперанто даже стало опасным для жизни: и Сталин, и Гитлер преследовали эсперантистов. В глазах советского НКВД знатоки эсперанто – шпионы-космополиты. Фашисты усматривали в них – интернационалистов, врагов по определению.

И все-таки мертвым этот язык считать нельзя. Согласно переписям населения – около 2000 человек в Европе считают эсперанто своим родным языком. А еще порядка 100 тыс. утверждают, что могут бегло говорить на эсперанто.

Что касается памяти об авторе. То памятник Людвигу Заменгофу стоит в городе Одесса. Во дворе дома на Дерибасовской, а вот сколько "эсперантистов" живет в этом доме – статистика умалчивает.
 

Историческая рубрика Андрея Светенко на радио "Вести ФМ"

Сегодня