Тема:

Отставка Тягачёва 111 месяцев назад

Леонид Тягачев: мы сделали свою работу хорошо

Оценки итогов зимних Олимпийских игр в Ванкувере у большинства экспертов однозначны – сборная России в Канаде провалилась. Об этом говорят и болельщики, и специалисты, и руководители государства. Президент Дмитрий Медведев высказал мысль, что ответственные лица должны написать заявления об уходе. Как оказалось, глава Олимпийского комитета России Леонид Тягачев себя виноватым не считает.

Мало того, высокопоставленный чиновник, который многие годы трудился сначала на посту председателя Госкомспорта, а затем – в ОКР, отыскал главного виновника нынешних неудач. По его мнению, это Вячеслав Фетисов, на протяжении нескольких лет возглавлявший Росспорт - структуру, которая курировала спорт высших достижений по линии государства до создания Министерства спорта и молодежной политики.

"Давайте говорить откровенно: что у нас есть реальные ресурсы на спорт высших достижений, стало понятно только в последние полтора-два года, когда было создано Министерство спорта, которое возглавил Виталий Мутко, - сказал Леонид Тягачев в интервью агентству "Весь спорт". - Развал СССР, безденежье начала и середины 90-х годов, когда я сам работал председателем Госкомспорта, а затем печальная шестилетка под началом знаменитого хоккеиста (Тягачев имеет в виду Фетисова, приглашенного на пост главы Росспорта Владимиром Путиным – прим. ред.) привели к  нынешнему результату".

Как признает Тягачев, после Олимпийских игр 2002 года в американском Солт-Лейк-Сити, которые стали для него первыми в статусе президента ОКР, государство обратило внимание на спорт и стало выделять достойное финансирование. "Но до конкретного спортсмена, который готовился к конкретным ответственным стартам, эти деньги, как правило, не доходили", - заключает глава олимпийского ведомства.

При этом на вопрос, куда же они уходили,  Леонид Тягачев говорит абсолютно неконкретно: "Я не хочу сейчас говорить об этом подробно. Кто захочет - узнает. Речь сейчас не об этом, хотя мне было очень обидно и досадно, что мы не начали решать системные проблемы отечественного спорта, появившиеся с распадом СССР, в начале нынешнего десятилетия. А ведь это и потеря спортивных комплексов и баз, оставшихся в бывших республиках, и утрата тренерской школы, лучшие представители которой уехали из страны, и развал некогда стройной структуры детско-юношеского спорта, физкультурного образования в средних школах и вузах. Хочу сказать, что сейчас, с приходом Виталия Мутко, ситуация в нашем спорте начала меняться в лучшую сторону. О реальных системных подвижках говорить, конечно, еще преждевременно - невозможно за два года построить новые базы, возродить систему СДЮШОР. Но Министерство спорта и подчиняющийся ему Центр спортивной подготовки сборных команд России стали адекватно и оперативно реагировать на текущие запросы олимпийцев".

Говоря о собственной ответственности, что называется, "за результат",  Тягачев объясняет: "Скажу, что ОКР, согласно и российскому законодательству, и международным нормам, занимается только обеспечением участия сборной России в Олимпиадах. Это аккредитация, транспортировка, проживание спортсменов и официальных лиц. И в этой части ни у одной федерации, ни у одной сборной не было к нам нареканий. Мы сделали свою работу хорошо".

"Я ни в коем случае не пытаюсь свалить все на других - министерство, федерации, другие организации, - заключает Леонид Тягачев. - Мы все - одна команда, в Ванкувере выступала сборная России, и мы все вместе несем ответственность за показанный результат. Признаюсь, меня как президента ОКР, не устраивает ситуация, когда опыт наших сотрудников или вообще игнорируется, или не используется в достаточной мере. В этом никто не виноват, так сейчас сложилось. А мы хотим и готовы участвовать в подготовке олимпийской команды более активно - не только организационно".

"Вообще, считаю, именно Олимпийский комитет должен стать интеллектуальным центром российского спорта, - считает президент ОКР. - В ближайшее время мы должны получить государственное финансирование - субсидии на реализацию различных программ. И в первую очередь, конечно, мы займемся разработкой и внедрением научных и методических программ". Впрочем, на вопрос "почему ОКР до сих пор не стал интеллектуальным центром" и собирается заняться этим только после получения государственного финансирования, Тягачев не отвечает. А ведь, например, Национальный олимпийский комитет США давно уже является центром спортивной политики своей страны и, между прочим, зарабатывает деньги сам, а не ждет поддержки из бюджета.

Ну и перспективы выступления сборной России в Сочи  Тягачев рассматривает с позиции безудержного оптимизма: "Я оптимист. Еще и потому, что знаю: работа ведется, программы готовятся, система выстраивается. Просто сложно что-то кардинально изменить за полтора года, когда предыдущие шесть лет не только ничего не делалось, а - по факту - продолжало разваливаться. Уже сейчас все наши команды обеспечиваются всем лучшим, что просят, всем лучшим, что можно найти и приобрести. Уже сейчас у нас функционируют экспериментальные команды, созданные с прицелом на Сочи-2014".

"У нашего зимнего спорта большой потенциал, - заключает Тягачев. - Конечно, его нужно поддерживать и развивать,  но всем вместе. Министерство спорта и министр Мутко при поддержке правительства и президента делают много, но что-то изменить системно мы сможем только вместе. Важно, чтобы все поняли: за спорт высших достижений несет ответственность не только Министерство спорта, а Олимпийские игры - зона ответственности не только Олимпийского комитета России".

Сегодня