Тема:

ММКФ 104 месяца назад

"Воробей" Юрия Шиллера к птицам не имеет никакого отношения. Реплика Антона Долина

На Московском международном кинофестивале сегодня показывают единственный российский фильм, включенный в официальный конкурс – "Воробей" Юрия Шиллера. Своими впечатлениями от картины делится обозреватель "Вести ФМ" Антон Долин.

К птице название фильма не имеет никакого отношения, Воробей - это прозвище главного героя, мальчонки из деревни Васильевки. Он - сын пастуха, и не может стерпеть того, с чем уже примирились взрослые: продажи табуна лошадей, когда-то появившегося в деревне магическим, необъяснимым образом. Постановщик Юрий Шиллер - отнюдь не юнец, хотя "Воробей'', по сути, первая его игровая работа. Ему 67 лет, и он, отучившись у Григория Чухрая на режиссерском во ВГИК, всю жизнь проработал в документальном кино: на "Центрнаучфильме", "Казахфильме" и других студиях. Теперь пришло время использовать недюжинный опыт документалиста в художественном кинематографе, найдя наконец-то более широкую зрительскую аудиторию: во всяком случае, скорее всего, именно таким был замысел автора.

Еще более прозрачен замысел отборщиков ММКФ. Ведь сегодня документалисты, переходящие в стан режиссеров игрового кино, - общемировой тренд, благодаря ему серьезное признание за границей получают наши режиссеры. Последние примеры - Сергей Дворцевой, чей "Тюльпан'' получил приз "Особый взгляд" в Каннах, и Сергей Лозница, чье "Счастье мое" попало в этом году в каннский конкурс. Так что Московский фестиваль - в модном фарватере. По меньшей мере, формально. А теперь - по сути.

Ежегодно самые интересные, самые "козырные" картины конкурса ММКФ - российские. Иногда их несколько: бывают две, бывают четыре. В этом году - одна. А значит, на ней - еще большая смысловая нагрузка. "Воробья" в близких к фестивалю кругах уже называют "антиЛозницей". И правда, Юрий Шиллер тоже совершил свое путешествие в российскую глубинку, сделав картину о нынешнем состоянии русской деревни. Что же получилось? Никакой тьмы, кикакой безнадеги. Конфликты хорошего с лучшим: любили лошадей, а приходится продать. Ни одного матерного слова на весь фильм, ни одной рюмки самогона. Все чистые, умытые, красивые. Природа - и того краше: есенинские лошади, скачущие наравне с отдаленным московским поездом, символизируют идиллическое самосознание народа-богоносца.

Да, бога - по меньшей мере в виде крестика на шее - здесь носит каждый. И церковь в деревне Васильевке - тут как тут. Утопия, да и только. Только попробуй обвинить режиссера в недостаточном знании реалий - он же документалист! Значит, знает материал лучше нас всех. Теперь вопрос лишь в том, поверит ли ему на слово и на глаз президент жюри Люк Бессон. С одной стороны, мастер жанрового кино может и заскучать на медитативных зрелищах русских полей. С другой, природа ему не чужда - он ее со времен "Голубой бездны" и до недавнего сказочного цикла о минипутах вовсю защищал. Так что Бессон может оказаться и неравнодушным к "Воробью", списав все очевидные несовершенства картины - провалы ритма, фальшивые диалоги, плохую актерскую игру - на загадочную русскую душу. Хотя ни Бессон, ни "Золотой Георгий" не обеспечат подобному фильму удачной прокатной судьбы.
 

Читайте также по теме:

В гонку за главный приз ММКФ включился "Воробей"

Сегодня