Подмосковье: вызов к умирающему приняли после 19-го звонка

Читайте нас в Telegram

Столичная прокуратура проверяет обстоятельства смерти 43-летнего жителя города Королева, к которому не приехала "скорая". Вызов к инвалиду первой группы, почувствовавшему себя плохо, диспетчер согласилась принять лишь с 19 раза, когда человек был уже мертв. Отчаянные мольбы родственников не помогли. В распоряжении нашей телекомпании оказалась полная аудиозапись диалога диспетчера с умирающим и его семьей. Услышанное поразило даже многое повидавших оперативников.

Ирина Константинова уверена, в смерти её мужа виноваты врачи скорой помощи города Королёва, где она живёт. Точнее, диспетчеры сто одиннадцатой станции. 43-летний Владимир Константинов был тяжело больным человеком, инвалидом. Страдал заболеванием Иценко-Кушинга - это избыточное образование гормонов коры надпочечника. На фоне этого был сахарный диабет. Ожирение.

"Только дождись меня. Я тебя очень прошу - дождись меня. Нет... я, говорит, я тебя с работы…Ну, вот как он сказал, что я тебя с работы не дождусь. Вроде как-то... ну, не знаю я", - вспоминает Ирина, вдова Владимира Константинова.

В тот день когда у Владимира вдруг сильно заболел затылок, вместе с ним дома была семнадцатилетняя дочь. Она первой позвонила по "ноль-три". На станции у телефона дежурили два диспетчера: фельдшеры Баранова и Берстень. Одна из них попросила передать трубку больному. Нам удалось получить все записи разговоров между врачами скорой помощи и родными Владимира Константинова;

- А вы пили алкоголь-то?

- Нет.

- Нет? А судя по речи... Ну, когда пили-то последний раз?

- Ну, какая разница? Я не пил много. Понимаете или нет?

- Я не понимаю. "Скорую" вы не хотите. Я вам могу только аспирин порекомендовать.

- А так ничего нет? Чтобы инсульта не было, какие таблетки?

- А чтобы инсульта не было - надо не пить.

Из этих слов ясно, что Владимир Константинов от вызова скорой помощи отказался. Через двадцать минут на "ноль-три" с работы позвонила супруга с просьбой прислать бригаду. Ей пересказали разговор с мужем. На этом и закончили общение. Через две минуты женщина вновь позвонила и повторила просьбу:

- Пока он сам не позвонит, мы туда не поедем.

- Я ж тебя прибью, дура.

- Да заткнись...

Через две минуты вновь звонит дочь больного. Между девушкой и диспетчером происходит следующий разговор:

- Передайте своей маме, чтобы она не оскорбляла нас.

- Так, девушка, вы не понимаете, тут человек умирает. Что вы вообще говорите об оскорблениях?

- Ты чего, дура что ль? Я сейчас вообще положу трубку. Ты чего так разговариваешь. Я сейчас положу трубку.

Вызов к больному диспетчер всё-таки принял. Согласно записям, во время седьмого звонка. Часы показывали начало шестого вечера.

Потом на "ноль-три" ещё звонили, супруга Владимира, дочь и даже мама. Спрашивали, где машина. Им отвечали: то все заняты, то уже едут. Тем временем больному становилось всё хуже. В начале седьмого раздался шестнадцатый по счёту телефонный звонок.

Диспетчер - мама Владимира Константинова Тамара Константинова:

Диспетчер: Да поехали, дорогая моя, Поехала бригада. Сейчас подождите. Тихо. Тихо. Тихо. Не кричите. Я кричу бригаде. 567-я озеру. 567-я озеру.

Бригада: Чего ты кричишь?

Диспетчер: Это не я кричу. Это в трубке кричат. Где вы находитесь? Где вы едете?

Бригада: Я стою у подъезда уже давно.

Диспетчер: Около подъезда на вызове?

Бригада: У скорой помощи!

Диспетчер: Поняли вас.

Тамара Константинова: Ну, где они?

Диспетчер: Едут, едут.

Тамара Константинова: Ну, где?

Диспетчер: Ну, едут. Пробки на мосту. Вы можете это понять? У меня что, вертолёт что ли? У меня не вертолет, в конце концов. Я послала бригаду.

Из этих слов становится абсолютно ясно: машина на адрес даже ещё не выехала. А когда медики всё-таки добрались до больного, было уже поздно:

- Скорая слушает.

- Он умер. Сын-то мой умер.

- Ну?

- Что же вы думали-то?

Родные Владимира начали жаловаться во все инстанции. В Скорой помощи провели проверку. Признали, что диспетчеры нарушили инструкции по приёму и своевременной передаче вызовов выездным бригадам. И понизили в должности. Фельдшер Берстень теперь сама ездит по больным. Фельдшеру Барановой дали уйти. Самой.

"У него была болезнь Иценко-Кушинга. Это недостаточность надпочечника. Он обречён был по-любому", - Николай Костровский, главный врач станции скорой помощи г. Королёва, предпочитает оправдываться.

Узнав, что диспетчеры не понесли фактически никакого наказания, семья Константиновых написали заявление в милицию. "Следственным управлением при УВД города Королёва было принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела, которое было проверено прокуратурой", - информирует Антон Калинин, прокурор города Королёва.

В итоге, решение милиционеров в прокуратуре посчитали неправильным. И теперь все проверки начались с самого начала. Уголовное дело по статье неоказание помощи больному пока не возбудили.

Сегодня