Тема:

Лесные пожары в 2010 году 80 месяцев назад

Подмосковные торфяники стали лёгкой добычей огня

Подмосковные торфяники задымили столицу. Управы на них найти никак не удается. При высыхании торф плохо смачивается водой - это основная причина того, что пожары торфяные тушить крайне трудно. Что такое торфяники и почему они в жару горят, выяснял корреспондент "Вести ФМ" Сергей Гололобов.

Торфяники - дело рук человеческих, просто высушенные торфяные болота. Они нам достались от плана ГОЭЛРО. В 20-е годы прошлого века началось масштабное осушение болот в центральной части России - торф использовали в качестве топлива для электростанций. Нефтяной и гидроэнергетики тогда почти не было, уголь тяжело добывать и сложно везти, а торф - почти везде, говорит профессор кафедры почвоведения и экологии почв Санкт-Петербургского государственного университета Серафим Чуков.

"Торф - это растительные остатки средней степени разложения. Он бывает более разложенный, менее разложенный. Торфяные залежи часто имеют большую мощность. А при такой жаре и засухе они все высыхают на большую глубину и становятся легкой добычей огня", - поясняет Чуков.

Следующий этап осушения и мелиорации в 70-80-е был связан с программой подъёма Нечерноземья. И торф нужен был прежде всего как ценное удобрение. Теперь специалисты признают, что качество осушительных работ тогда было низким и ликвидировалось больше болот, чем требовалось. Этот просчет впервые сказался в 1972 году. Тогда сухая жара в Москве и Подмосковье наступила с третьей декады июня и продолжалась до 24 августа. Лесные и торфяные пожары за короткое время охватили центральные области России. Было уничтожено 650 тысяч гектаров леса. Дышать было абсолютно нечем. И ситуация была гораздо драматичнее, чем сейчас. Причем, как в 1972 году, так и сегодня основной причиной торфяных пожаров стал человеческий фактор, поясняет координатор по сохранению торфяных болот Международного бюро по сохранению водно-болотных угодий Татьяна Минаева.

"Дело в том, что наши торфяники, практически все, находятся вдоль дорог - это или бывшие осушенные сельхозугодия, которые уже вышли из пользования и заброшены, либо это торфяники, которые тоже потеряли своего пользователя в связи с разорением большинства торф предприятий. Земли бесхозные, осушенные. И, в общем-то, любая проезжающая машина, сигарета - этого вполне достаточно. Поэтому в основном это человеческий фактор", - комментирует Минаева.

Около 40 лет назад с торфяными пожарами в итоге справился только дождь, который пошел лишь в августе. Сейчас, вроде бы, технологии тушения пожаров уже другие, но с горящим торфом по-прежнему бороться очень тяжело, отмечает Серафим Чуков.

"При высыхании торф достаточно сильно гидрофобизиурется, то есть плохо смачивается водой. И вот это основная причина того, что торфяные пожары тушить крайне трудно, потому что торф плохо принимает в себя воду. Вода, которой заливают пожары, по большей части не впитывается в горящую массу торфа, а просачивается по каким-то порам и трещинам в глубину", - рассказывает Чуков.

Еще одна неприятная особенность торфа - из-за этой его пористой, неплотной структуры в глубинных слоях торфяников всё равно присутствует кислород. От этого горят они часто не на поверхности, а в глубине.

"Часто болота и скопления торфа армированы древесными корнями, часто на болотах бывает какая-то растительность. И при высыхании болот огонь может уходить на большую глубину, там могут выгорать большие полости, в которые есть опасность провалиться и людям, и технике. Такие случаи были", - утверждает Чуков.

Поэтому торфяной пожар лучше предотвратить, а не тушить – это дешевле и эффективнее. То есть все упирается в вопросы природопользования, убеждена Татьяна Минаева.


"Если у торфяника есть хозяин, он никогда не горит. Осушенные торфяники надо затоплять. Сейчас в Водном кодексе написано, что преимущественный способ рекультивации выработанных торфяников - это затопление под естественное заболачивание. Потому что это ценная экосистема. И в принципе по торфяным болотам природопользование сейчас совершенно не отрегулировано законодательно", - считает Минаева.

После сухого и дымного лета 2002 года МЧС и прочие уполномоченные структуры занялись разработкой планов по затоплению выработанных торфяников. Но дальше планов дело, судя по всему, не пошло, результатом чего стали нынешние торфяные пожары. Если и дальше ничего не делать, то, по мнению экспертов, торфяные пожары будут и впредь любым жарким летом.
 

Читайте также по теме:

Эксперт: если у торфяника есть хозяин, то он никогда не горит

Александр Басулин: ситуация с торфяниками сложная, но контролируемая

Смог усугубил экологию Москвы

Сегодня