Новая книга о Сергее Довлатове осталась без лица

Сегодня исполняется 20 лет со дня смерти Сергея Довлатова. И в серии "Жизнь замечательных людей" издательства "Молодая гвардия" только что была выпущена книга о нем, созданная старым приятелем Довлатова, петербургским писателем Валерием Поповым. Книга оформлена в привычном дизайне серии. Вот только на обложке вместо традиционного изображения героя - желтый стикер с надписью: "Здесь должен был быть портрет Сергея Довлатова". Все изображения писателя, его документы и переписку издательству запретила публиковать вдова писателя Елена Довлатова. Чем ее так разозлила новая биография Сергея Довлатова, разбирался корреспондент "Вести ФМ" Павел Гайков.

Книга о Довлатове в ЖЗЛ, но без его портрета - парадокс, который стал возможен, в частности, благодаря изменениям в Гражданском кодексе. Согласно им, с этого года для публикации фотографий необходимо не только разрешение автора снимка, но и всех запечатленных на нем лиц либо их наследников. Этим правом и воспользовалась вдова писателя Елена Довлатова, отказавшись сотрудничать с издателями серии ЖЗЛ. По словам автора книги Валерия Попова, у него с вдовой разошлись взгляды на образ писателя.

"Я ей сразу написал, что разрыв между тем, как было на самом деле, и тем, что вы будете читать о Довлатове, для вас мучителен. Потому что им самим сочинен другой Довлатов, более легендарный, более непредсказуемый, более отвязный. Это расхождение мифа и бытовой правды. Я, как и Довлатов, выбрал миф, хотя, в общем-то, только тот, что рисует Довлатова в самом лучшем свете – так, как он хотел", - поясняет Попов.

Ходил ли Довлатов по улицам в тапочках на самом деле или нет, по мнению Попова, неважно, ведь это уже миф. Довлатов сам создавал его - в основу своих рассказов брал истории из своей биографии, любил пробовать новые сюжеты на своих знакомых, прежде чем помещать их в книги. Так получилось два Довлатова - мифологический и реальный. И первый, как считает Валерий Попов, постепенно вытеснил второго.

"Между книгой и жизнью он всегда выбирал книгу. Он понимал, что написать надо так, как хочется, а не так как было. Надо, чтобы жена его не встретила в аэропорту в Нью-Йорке, так он и напишет. Хотя на самом деле она его и встретила, и ужин его ждал, и компания друзей. Но ему надо написать, что он прилетел один и лег спать. Так острее, так драматичнее", - говорит Попов.

Именно поэтому Довлатов, например, был против публикации своих писем. Когда в 2001 московское издательство "Захаров" напечатало его американскую переписку с коллегой и приятелем Игорем Ефимовым, Елена Довлатова подала в суд. Иск был удовлетворен, но 15-тысячный тираж к тому моменту уже полностью распродали. Валерию Попову в его книге о Довлатове эту переписку приходится цитировать своими словами. Как и письма, которые Сергей Довлатов слал своей супруге из Нью-Йорка в Вену.

"Эта переписка - единственный момент, где четко говорится об их любви, где Сергей как-то раскрылся, стал писать ей нежные любовные письма, больше их не было. Вот это она закрыла и, кажется мне, оказала Сергею все-таки не ту услугу", - поясняет Попов.

В книге серии ЖЗЛ можно прочитать и о других любовных историях Довлатова. Например, о романе с Алевтиной Добрыш, в квартире которой писатель скончался от инфаркта 20 лет назад. Ничего сенсационного, но тоже вряд ли Елене Довлатовой понравилось. Последние 10-15 лет новые книги о Довлатове появлялись регулярно. Были опубликованы воспоминания его первой жены Аси Пекуровской, письма к родным и друзьям. В прошлом году появилась книга воспоминаний его друзей, однокурсников и коллег-журналистов, кстати, с большим количеством старых фотографий. 20 лет со дня смерти - небольшой срок. И канонический образ Довлатова рождается именно сейчас, в спорах и даже в таких вот настоящих битвах. Итогом чего стала книга Валерия Попова - без фотографий, без полных документов и длинных цитат из писем. При этом, по мнению первых рецензентов, это самая добрая книга о Довлатове за последнее время.

Сегодня