Премьера в МХТ имени Чехова: сценическая версия романа Астафьева

Сентябрь - месяц театральных премьер. Сезон открыл Московский театр Сатиры. В планах - два творческих вечера и три новых спектакля. А в МХТ имени Чехова - первая премьера сезона уже состоялась. Сценическую версию по роману Виктора Астафьева "Прокляты и убиты" поставил режиссер Виктор Рыжаков.

У этого спектакля есть подзаголовок - "Несостоявшийся концерт", и этот подзаголовок - ключ и к форме, и к содержанию. На сцене - хор из молодых людей, но спеть им стройно не суждено. Потому что - 42-й год. И они в Сибири, в карантинном лагере, куда новобранцы попадали перед отправкой на фронт.

Режиссёр Виктор Рыжаков о сценической версии романа "Прокляты и убиты" мечтал давно. Виктор Астафьев, писатель-фронтовик - его книга о войне, не геройской, а страшной, кровавой, гнойной и слезной. Войне, которой эти мальчишки пока и не видели, но уже хлебнули - и холода, и голода, и отчаяния, и болезней. И начались показательные расстрелы, а слово-то но устах одно, даже не слово, крик немой – "Мама!"

"Как сказал Астафьев, столько идеализировали войну и делали ее красивой, и фильмы делали красивые, что мы забываем о самом главном: что страшнее ничего этого нет, ну не родились же мы в военной форме, зачем быть проклятыми и убитыми, не хочется", - говорит режиссер Виктор Рыжаков.

Два часа на сцене только молодые артисты. Большинство - студенты и выпускники школы-студии МХАТ. Тот день, когда раздался звонок из театра, они называют едва ли не самым важным в жизни.

"И когда я положил трубку и понял, что произошло, я выбежал и, правда, я стал танцевать и кричать. Соседи выходили и спрашивали: что такое? И я рассказывал: Виктор Анатольевич будет делать "Прокляты и убиты", и он пригласил нас, ребят", - рассказывает актер Армен Арушанян.

Ребят режиссер на неделю даже в армию отправил: проходить курс молодого бойца. А когда приступил к репетициям, роли не раздавал. Каждый сам нашел своего героя. Они типажны: хулиган из деревни, еле говорящий по-русски казах, умник-армянин, лейтенант-особист, сын расстрелянного еврея.

"А там все были молодые. Как говорит у нас одна героиня: "Ты еще совсем сигалеточка", Вот они там такие девственные, не поняв ничего, уже получали пули", - говорит актер Павел Ворожцов.

В чёрно-белом спектакле выверено каждое движение. Астафьевский текст сжат, но не искажен. И капитан все время повторяет: "Зачем все это? Зачем здоровых парней доводить до недееспособного состояния?" А рядовой-старообрядец вспоминает свою бабку Секлетинью, которая сказывала, "что все, кто сеет на земле смуту, войны и братоубийство, будут Богом прокляты и убиты".

Сегодня