Процесс над виновником ДТП под Эйлатом затягивается

В Израиле вступает в решающую фазу судебный процесс над Эдуардом Гельфандом - водителем автобуса, который стал виновником страшной аварии под Эйлатом. В декабре 2008 года он не справился с управлением, и машина, в которой находились около 50 россиян, рухнула в пропасть. Тогда погибли 24 человека, еще 27 получили тяжелые травмы.

Слушания, проходящие в здании окружного суда Беер-Шевы, очевидно, затягиваются. Прошло уже без малого два года с тех пор, как Эдуард Гельфанд предстал перед представителями Фемиды. За это время израильтяне успели изрядно подзабыть о деталях самого драматичного дорожно-транспортного происшествия за всю историю государства.

Судья Цил Исфат вновь занимает ставшее привычным место. Это заседание - особое, суд вступает в решающую фазу. Приглашаются свидетели защиты. Адвокат обвиняемого Шимон Низрахи пытается убедить суд, что трагедия под Эйлатом была случайностью. "Драма 2008 года - трагическое стечение обстоятельств. Тогда автобус попал колесом в яму, и водитель на секунду потерял управление", - уверяет он.

70 метров туристический автобус, переворачиваясь в воздухе, летел под откос. Спасателям пришлось собирать останки и тела в радиусе 15 метров от смятого в гармошку салона. Спустя три дня МЧС России отправляла на родину 24 гроба, накрытых триколором. Еще 27 человек надолго остались в реанимационных отделениях и в операционных израильских больниц. Совсем недавно Мариана Кузьминова покинула эту страну последней. Ее, 37-летнюю женщину, лишь за два года до трагедии создавшую семью, хирурги собирали буквально по частям. Марианна не может и не уже не сможет ходить. "Гонки с полными людей автобусами, причем гонки, когда не видит человек дороги, а беседует, дразнится с водителем-соседом", - вспоминает она.

Удивительно, что никто из пострадавших россиян не был приглашен в суд свидетелем обвинения. Это дает водителю Эдуарду Гельфанду шанс. Сейчас он прячет лицо и пытается укрыться от объективов камеры, за него говорит адвокат, пытающийся в полной мере снять с подзащитного ответственность за случившееся. И это несмотря на то, что в руках у прокурора Вадима Сигаля - диск тахографа – "черного ящика" автобуса. "На тахографе фигурирует фамилия и имя водителя. В соответствии с экспертизой, которая была проведена нашими экспертами, со стороны полиции, максимальная скорость автобуса при обгоне второго автобуса составила 98 километров в час", - рассказал он.

Лететь по встречной полосе на скорости почти 100 километров в час перед закрытым поворотом над пропастью, обгоняя другой автобус - прокуратура называет это непреднамеренным убийством. Максимальный срок по такой статье - 20 лет заключения. Но есть и прецеденты минимальных наказаний - это штраф, на который рассчитывает защита. И затягивание процесса при отсутствии свидетелей-россиян только увеличивает ее шансы.

Сегодня