Разведчики-нелегалы Коэны: история работы и провала

Разведчики-нелегалы Коэны: история работы и провала

Российская пресса выяснила фамилию человека, который предал наших разведчиков-нелегалов в США. Чтобы понять эту историю, можно вспомнить другую, ныне рассекреченную – дело советских нелегалов Морриса и Лону Коэнов. Их арестовали в Великобритании в 1961 году.

Возможно, эта история начиналась в доме на московской Остоженке, куда в 1944 году въехало первое посольство Новой Зеландии - страны буржуазной, но решившейся отправить в Москву своего дипломата-коммуниста Пэдди Костелло. В конце войны новозеландцы решили, что такой кадр в работе только поможет. Но, похоже, потеряли бдительность, которая нужна любой стране и при любом строе. Строго говоря, ни ПГУ (внешняя разведка КГБ СССР), ни Служба внешней разведки новой России так и не подтвердили распространившееся потом на Западе мнение, что Костелло был не просто коммунистом, а еще и советским агентом.

Но вот - совпадение. Когда Костелло был переведен из Москвы во Францию, то именно в его бытность в новозеландском посольстве в Париже надежные новозеландские паспорта были выписаны паре советских нелегалов - Моррису и Леоне Коэнам. Даже потом, после многих лет жизни в Москве они всё равно выглядели "оттудашними". А оно так и было: Моррис, сын евреев из Киевской области и Вильно, вырос в Нью-Йорке. Настоящий американец. Как же его нашли советские спецслужбы?

Испания. 30-е годы ХХ века. Гражданская война. В поле зрения советского резидента попадает американец - боец Интернациональной бригады имени Авраама Линкольна. В США он возвращается под своим именем, но уже советским разведчиком.

Жена Морриса Леонтина, разделяя взгляды мужа на устройство мира, с готовностью стала работать на советскую разведку еще до войны. И когда во Вторую мировую Морриса призвали в армию США, и он честно в ней воевал против Гитлера, именно Леонтина, оставаясь в Америке, раздобыла для СССР секреты американских авиационных технологий. И пусть вскоре СССР и так получил эту американскую авиатехнику по ленд-лизу, это было хорошей проверкой.

Из характеристики на Леонтину Коэн, направленной нью-йоркской резидентурой в Центр в ноябре 1941 года: "Ей в полной мере присущи качества, необходимые для закордонного источника. Она красива, смела, умна, обладает удивительным свойством располагать к себе собеседника. Иногда излишне эмоциональна и прямолинейна, но мы считаем, что это поправимое дело".

"Сидим с ней, разговариваем. Она мне раздраженно говорит: "Видишь - полицейский?" Я говорю: "Далеко, метров сто". Она: "Да нет, наверное, он уже как-то обратил на нас внимание". Я: "Почему?" Она: "Что ты сидишь далеко от меня?! Ты же молодой парень. Я тоже вроде еще ничего. Разве так сидят молодые? А ну-ка поближе!" Я обнял ее. "Вот это дело!" – ответила она", - вспоминал Герой Советского Союза Юрий Соколов, связник Коэнов в Нью-Йорке.

После войны Коэны добывали для СССР атомные секреты. Их первая эвакуация в Москву случилась после того, как к американцам перебежал радист советского посольства в Оттаве.

Когда такие системные сбои выявляются вовремя, разведчиков удаётся из-под удара вывести и даже использовать вновь. И вот в 1954 году их забрасывают в Париж, где каким-то образом они получают свои новые новозеландские паспорта и перебираются в Англию.

С того момента Коэны (оперативный псевдоним "Дачники") - радисты легендарной нелегальной советской разведгруппы, которой руководил Конон Трофимович Молодый, выдававший себя за канадского предпринимателя Гордона Лонсдейла. Главная цель группы - заполучить секреты главной базы Королевского флота.

В архивных документах СВР указывается: "Это было одно из наиболее эффективных звеньев внешней разведки, которое успешно добывало секретную политическую, научно-техническую и военно-стратегическую информацию в важнейших учреждениях Англии и военных базах США, расположенных на ее территории".

Вывод Королевской комиссии: "Сколь-нибудь важных секретов в британском Адмиралтействе более не осталось".

Один из тех, кто видел их под разными углами - не менее легендарный советский разведчик в Великобритании Джордж Блейк. Вот что он говорил об идеальных нелегалах: "Они должны отказаться от своей личности, от своего "я". Они становятся другими людьми".

Эта характеристика тем более подходит для схваченного в этом году в США чисто русского человека Михаила Васенкова, ставшего "американским перуанцем" Хуаном Лазаро.

Сначала у экспертов, знакомых со спецификой работы разведок, было две версии: провал из-за связи или из-за предательства. Теперь уже и президент России заявил именно о предательстве.

"Для меня то, что опубликовал "Коммерсант" – не новость. Я об этом знал в тот день, когда это произошло. Но должно пройти соответствующее разбирательство. Поживем – увидим. Соответствующие уроки из этого должны быть извлечены", - заявил Дмитрий Медведев.

Именно предательство подвело Молодого и Коэнов. Их вычислили всё те же американцы, когда на их сторону перешел один из руководящих сотрудников польской разведки Михал Голеневский.

От него ЦРУ получило сведения о том, что Москва располагает информацией с базы британского Королевского флота. Британской контрразведке МИ-5 оставалось начать "просев" и вскоре вычислили и Молодого, и Коэнов. Арест произошел 7 января 1961 года, двумя днями ранее в США бежал Голеневский.

За время, прошедшее между началом слежки за Коэнами и их арестом, у МИ-5 было на них еще очень мало материалов. По причине чего на суде британскую контрразведку спасло только переданное на Коэнов досье из американской ФБР. Только это, да и то косвенное, досье позволило дать Моррису и Леонтине по 20 лет тюрьмы. Но держать их за решеткой девять лет в попытке выведать у них, чем же они еще занимались, не получилось. В августе 1969 года они вылетели в СССР: Лондон согласился обменять их на арестованного в Москве британца Джералда Брука. До последних дней жизни Коэны продолжали трудиться в ПГУ-СВР: выезжали в Европу для организации встреч с нелегалами, готовили молодых сотрудников.

Леонтина скончалась в 1992, Моррис - в 1995 году. Будучи при жизни кавалерами советских орденов Боевого Красного знамени и Дружбы Народов, они посмертно стали и Героями России. Оба покоятся на Новокунцевском кладбище в Москве.

А что же выдавший их предатель - поляк Михаил Голеневский? Остаток жизни он провел в Нью-Йорке, клеймя позором Православную церковь за то, что она не признала в нём сына Николая Второго, царевича Алексея. Похоже, Голеневский тронулся умом.

О такой судьбе предателей из числа сотрудников спецслужб еще летом говорил Владимир Путин: "Все предатели всегда плохо кончают. Либо от пьянки, либо от наркотиков. Под забором. Вот недавно один примерно так и кончил свое существование за границей. И непонятно, ради чего".

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере