Советская история армии Египта. Специальный репортаж В.Акиньшина

Армия Египта сейчас находится между двух огней. С одной стороны, верховный главнокомандующий и пока еще действующий президент Хосни Мубарак, с другой - сотни тысяч протестующих граждан Египта. И главный вопрос, который волнует сейчас всех, - какой приказ она готова выполнить. Седьмая в мире по величине и крупнейшая армия в Африке.

Хосни Мубарак - в прошлом военный летчик, затем маршал авиации, вице-президент, а после гибели в 1981 году Анвара Садата возглавил страну. Сам выходец из армии и ставленник армии. Сейчас, похоже, он уже не имеет столь сильного влияния на нее. Сам же генералитет, похоже, выжидает. При этом не исключено, что преследует собственные цели.

"Понятно, что даже в условиях того хаоса, в который сегодня погрузился Египет, и генералитет, и высшие офицеры, внимательно следят за ситуацией, - отмечает главный редактор журнала "Национальная оборона" Игорь Коротенко. - Они понимают, что власть валяется под ногами, и есть очень много желающих, чтобы эту власть взять в свои руки".

А когда-то Мубарак, как и сотни других офицеров армии Египта, проходил подготовку и обучение в военных вузах Советского Союза.

Маршал Советского Союза Александр Николаевич Ефимов. Это он о себе и Мубараке. Это он еще в начале 70-х, во время войны с Израилем, не раз летал с Мубараком в одном самолете. Во время одного из боевых вылетов в Египте Ефимов вместе с Мубараком попал под обстрел своих же зениток. Тогда Александр Ефимов и Хосни Мубарак все же сумели посадить самолет. А вылетов было огромное количество.

"Я облетел всю территорию Египта, по всем аэродромам. И он мне говорит: дай мне карту, у меня такой нет. И я ему отдал свою карту со всеми его аэродромами", - рассказывает Ефимов.

Тогда, вспоминает маршал, египтян приходилось учить военному делу едва ли не с нуля. Тактика ведения боя египетской армии у советских военных вызывала как минимум удивление: "У нас там были разногласия. ПВОшники требовали так: как только в воздухе появляется самолет, наша авиация сразу садится. Мы не могли так! Как так? Я добивался, что надо взаимодействовать, но обязательно взлетать и отражать налет".

Маршал Ефимов уверен, что армия Египта до сих пор чтит своего президента, и Мубарак может, опираясь на генералитет, воспользоваться ее мощью для силового решения проблемы: "Я думаю, что Мубарак не уйдет. Это волевой, это подготовленный руководитель. Я думаю, он порядок там наведет".

Такие предположения маршал Ефимов, делает, скорее всего, и потому, что для Хосни Мубарака он был не только наставником. Вместе коротали время. Как-то, после одной из таких вечеринок супруга Мубарака даже не пустила его домой.

"Он вернулся ко мне, и мы вот на этой даче Омера вдвоем спали поперек. И к утру только он пошел домой. Да и когда в Москву он приезжал, он так делал. Переговоры прошли, все его ушли, и мы тогда садимся за стол и продолжаем нашу работу", - вспоминает маршал.

В наши дни офицеры вооруженных сил Египта сил профессиональную подготовку проходят в странах Запада. А в 70-х советские военные находились там на постоянной основе. СССР активно поддерживал социалистические реформы правительства Египта. В том числе и самым современным вооружением. Таким, например, как самый совершенный на тот момент истребитель МИГ-21.

"Мы столько всего им отдали. Просто подарили. А они говорят: наверху зреет решение, что с Россией пора завязывать. Но мы посчитали то, что вы нам дали, нам можно еще лет 8 жить и ни к кому не обращаться. Русские поставят еще", - говорит офицер войск ПВО СССР в Египте 1971 – 1972 годах Юрий Копылов.

Копылов в начале 70-х был глазами и ушами войск ПВО ВВС Египта. Командовал сетью радиолокационных станций. Всего за один год и два месяца службы в Египте он обеспечил почти пять с половиной тысяч боевых вылетов. Он прекрасно помнит, что отношение египетских военных к службе и дисциплина в войсках были крайне плохими: "Вот у нас самолет разбился – все, этот тип самолета не летает. Надо найти стрелочника. Комиссии. У них разбился самолет - бульдозером выровняли и все. Аллах дал, Аллах взял".

Воевали египтяне из-под палки. Всю самую тяжелую работу советским военным приходилось делать самим.

"Я говорю: я уеду - кто будет работать? Командир батальона встает и говорит: мистер Юрий! Ну что вы нас постоянно принуждаете учиться, работать. До вас здесь был мистер Виктор, мистер Андрей, мистер Иван. Ну, сейчас приедет мистер Петр, он и будет работать. Чего вы волнуетесь?", - рассказывает Копылов.

Владимир Позняков в начале 70-х в Египте был военным переводчиком. Он вспоминает, что даже в разгар боев с Израильской армией египетские офицеры вели вполне привычный для них образ жизни: "Отличались они. У лейтенанта, у каждого, денщик был, который ему носил чай. Он себя чувствовал привилегированным. Это определенная каста. У нас такого не было. Мы армия народная была, советская армия".

При этом египетские офицеры даже подшучивали сами над собой. Но таков менталитет. К советским военным относились с крайним уважением.

"Тут есть такая поговорка: Инша Алла, букра, маалишь. Египтяне сами о себе с иронией говорят: мы - нация IBM. То есть: "инша Алла" - это "если аллаху будет угодно", "букра" – это "завтра", "маалишь" – это "ничего". Даже кирпич на голову. Но, в принципе, это люди очень патриотичные", - объясняет Владимир Поздняков.

В 1976 году Египет фактически разорвал отношения с Советским Союзом. И с этого времени армия Египта начинает приобретать западный вид. Сейчас американские "Абрамсы" на улицах Каира - главная сила, которая разделяет сторонников и противников Хосни Мубарака. Солдаты молчат, даже когда на их глазах разъяренная толпа избивает иностранных журналистов. И именно от армии сейчас зависит, чем закончится политическое противостояние.

Сегодня