Столичные школы столкнулись с проблемой билингвизма

В столичных школах все больше детей, не говорящих по-русски. Такие тревожные данные приводит комиссия по делам национальностей общественного совета при правительстве Москвы. В частности, сигналы поступают из школ ЮАО, ВАО и ЮВАО. Теперь члены Совета собираются лично проверить некоторые учебные заведения. Корреспондент "Вестей ФМ" Анна Семкина выясняла подробности.

Семкина: Учитель начальных классов Людмила Петровна столкнулась с проблемой миграции буквально на пороге собственной школы. Одна из родительниц привела к ней своего сына - 7-летнего Валида. Мальчик приехал из Азербайджана незадолго до 1 сентября, и мама слезно попросила Людмилу Петровну взять сына к себе в класс.

Людмила Петровна: По-русски довольно плохо говорил, и еще хуже говорила мама. Общались мы через старшую дочку, которая училась в 4 классе. И вот 1 сентября он отказался заходить в класс, упал на колени и что-то кричал на своем языке.

Семкина: В итоге Валида увели в учительскую, положили на диван, где он и проспал весь день. Потом мальчика всю неделю не было. Мама сына отчитала и привела обратно в школу, но лучше понимать русский он не стал. И тогда Людмила Петровна начала заниматься с ребенком после уроков, бесплатно.

Людмила Петровна: Мы с ним занимались целый год, и это, конечно, была индивидуальная работа. Этот ребенок был на моих плечах, занимались после уроков. Мне не хотелось, чтобы он был изгоем, чтобы он отставал.

Семкина: Из-за того, что школа находится рядом с рынком "Садовод", куда переехали торговцы с "Черкизона", в классах теперь очень много учеников из Вьетнама и Китая, говорит учитель. Сложнее всего с ними в начальных классах, к 4-5 иностранцы уже начинают понимать и говорить на языке, становится полегче. Еще в одной столичной школе также все больше иностранцев из ближнего зарубежья. Психолог и педагог Юлия говорит, что проблема билингвизма, то есть двуязычия, доставляет учителям немало трудностей.

Юлия: Билингвисты, конечно, стопорят весь класс, они отстают по программе. В системе общеобразовательной школы дополнительные занятия - это затратно по времени, преподаватель идет по программе.

Семкина: В Москве есть национальные школы, но гастарбайтерам возить туда детей неудобно, объясняет Людмила Петровна. Гораздо проще пристроить в ту, что рядом с домом. Тем более что по закону не принять ребенка, у которого есть регистрация в Москве, школа не может. Однако в последние полгода наметилась явная тенденция - детям мигрантов стали отказывать в приеме под разными предлогами, возмущается руководитель информационно-правового центра "Миграция и закон" Гавхар Джураева.

Джураева: Был случай, когда ребенок в этой же школе прошел курс русского языка и был готов к обучению, директор не захотел его брать. Стали придумывать различные препоны. Сейчас часто препятствием становится нелегальность родителей и отсутствие медстраховки. Она стоит до 20 тысяч рублей. Директора проявляют нежелание заниматься детьми мигрантов. Они не понимают, что если двери школ для этих детей закроются, они окажутся на улице.

Семкина: Проблема не только с детьми зарубежных мигрантов, поясняет председатель комиссии по делам национальностей и миграционной политике Общественного совета города Москвы Мария Котовская. В школах и детсадах города становится все больше детей тех, кто приехал из далеких уголков страны, но тоже с трудом говорит по-русски.

Котовская: Дети внутренних мигрантов, приезжающие из отдельных районов России сталкиваются с проблемами уже в начальной школе. А даже если в классе одна четверть детей не говорит или плохо говорит по-русски, эта четверть опускает и задерживает программу обучения и для москвичей. Это проблема.

Семкина: Специализированные классы для дошкольной подготовки детей сегодня существуют, но далеко не во всех школах города, говорят эксперты. Ведь для этого нужны немалые средства. В некоторых школах они открываются, когда ситуация становится критической. Так, в школе № 824, по словам ее директора Татьяны Гузенко, пришлось открыть "Курсы русского для мигрантов" - школа находится рядом с Тушинским рынком, и учителя устали тянуть плохо говорящих по-русски детей гастарбайтеров в ущерб остальным. Школьники-мигранты есть во всех европейских странах, уверяет заслуженный учитель России Ефим Рачевский. Просто наши педагоги оказались не готовы к такому наплыву.

Рачевский: Наши учителя словестности редко сталкивались с программой обучения русскому языку как неродному, иностранному. Хотя такая специальность в некоторых педвузах есть. Таким школам надо дать больше денег на оплату учителям, которые будут индивидуально или в групповой форме работать с этими детьми.

Семкина: По данным Института открытого образования, около 25 тысяч школьников в Москве не говорят по-русски. Это официальная информация столичных школ. По неофициальной статистике, цифры гораздо больше, говорят эксперты. Впрочем, мигрантов становится больше не только в школах, но и среди воспитателей детских садов, констатируют в Общественном совете города Москвы. Пока конкретных цифр, правда, нет. По словам Марии Котовской, члены совета в ближайшие дни намерены провести детальный мониторинг, подготовить аналитические отчеты и направить их в Департамент образования города. В самом Департаменте пока особой проблемы не видят. Как заверили нашу радиостанцию, языковой барьер у детей-мигрантов - проблема одной-двух школ.
 

Сегодня