Авиация остаётся уязвимой. Интервью с экспертами

На прошлой неделе премьер Владимир Путин провел выездное совещание в городе оружейников Воткинске, посвященное реализации госпрограммы вооружений до 2020 года. На эти цели выделяется 20 триллионов рублей, и эти деньги пойдут в высокотехнологичное производство, а эффект от них распространится и на гражданский сектор. В частности, будет полностью перевооружена система ПВО - ракетами С-400 "Триумф". О новых видах вооружений мой коллега Анатолий Кузичев беседовал с членом Общественного совета при Министерстве обороны Российской Федерации Русланом Пуховым и автором интернет-проекта "Вестник ПВО" Саидом Аминовым в студии радио "Вести ФМ".

Кузичев: Я приветствую в студии "Вестей ФМ" Руслана Пухова, члена Общественного совета при Министерстве обороны Российской Федерации. Руслан, добрый день.

Пухов: Здравствуйте.

Кузичев: Также с нами сегодня Саид Аминов, автор интернет-проекта "Вестник ПВО". Саид, здравствуйте.

Аминов: Добрый день.

Кузичев: Мы вот почему сегодня решили поговорить не просто (что у нас уже стало традицией) о российской армии, о ее перевооружении и так далее, а именно о ПВО, потому что Ливию бомбят. Причем, если верить западным источникам (да и восточным тоже), в основном бомбежке подвергается то (повторяю, я не специалист, но, если верить прессе, именно так), что мы когда-то поставляли в качестве ПВО Ливии. Это сейчас бомбится современными истребителями Франции, Британии, вообще коалиционными войсками под руководством с недавних пор Штатов. Это первое. Второе. Значит, я читал статью в американской прессе, которая называется "Медведь точит зубы". И там такая попытка аналитики относительно российской армии, как она перевооружается, на чем, так сказать, главный акцент и так далее. Слово ПВО там много раз встречается, ну, в какой-то английской аббревиатуре. Как, кстати, по-английски ПВО?

Аминов: Air-defence.

Кузичев: О, правильно. И плюс еще в прошлый понедельник премьер-министр России Владимир Путин был в благословенном местечке под названием Воткинск. А Воткинск, кто не знает, кроме дивных пейзажей знаменит еще тем, что там производятся "Искандеры", "Тополи". Что еще?

Аминов: "Булава".

Кузичев: "Булава" и так далее. Поэтому, в общем, я подумал, что все сходится не случайно, надо говорить о ПВО. Давайте начнем тогда по порядку, не по хронологическому, а по логическому. Вот что сейчас происходит в Ливии? Нет, не что происходит в Ливии, а что там пытаются разбомбить современные истребители Британии и Франции?

Аминов: Действительно исторически наша страна, будучи Советским Союзом, поставляла большое количество военной техники, и большой упор был сделан на то, что в Ливию поставлялись достаточно современные на тот момент средства ПВО, включая зенитно-ракетные комплексы различных типов и радиолокационные средства.

Кузичев: А самые свежие, какого они года выпуска? Ну, примерно.

Аминов: Я думаю, это середина 80-х годов, в лучшем случае. Но есть некие такие косвенные признаки о том, что относительно современные, и я думаю, может быть, несколько самых современных средств ПВО в виде переносных зенитных ракетных комплексов "Игла С" могли быть поставлены в Ливию.

Кузичев: Тогда очень обидно, что так мало самолетов падает, они не работают.

Аминов: Совсем в недавнее время, судя по фотографиям, которые транслируются из Ливии, на которых изображены различные версии этих комплексов, но подтверждения этому нету, и мы можем только предполагать о наличии их. К сожалению, действительно о том, что падают самолеты, сообщений крайне мало. Ну, собственно, два сообщения было, и больше не было.

Кузичев: О, а вот вы мне скажите тогда, насколько уместна такая прямая как бы логика, что, мол, если есть "Игла", то самолеты падать должны западные. Она так на них, простите за каламбур, заточена, эта "Игла"? Она бы их сбила, была бы она у ливийцев? Хороша "Игла"?

Аминов: На самом деле средства ПВО настолько многогранны и разнообразны и предназначены для различных типов воздушных целей, различных способов ведения боевых действий, естественно, тут нельзя такой прямой зависимости обнаружить между тем, что есть "Игла" и должны падать самолеты. "Игла" – это то современное оружие поля боя, которое, собственно, должно быть у каждого пехотинца, я не знаю, еще какого-то бойца ливийской армии, которое должно защищать боевые порядки в наступлении и при обороне, но от маловысотных воздушных целей. А, как известно, с учетом опыта уже Ирака, Югославии и других локальных конфликтов,  той же пресловутой Грузии, авиация в настоящее время ниже пяти километров не опускается, боевая авиация, чтобы не попасть, собственно, под огонь вот этих средств. Потому что "Игла" - это один из элементов.

Кузичев: То есть получается, мы произвели высокоточный, совершенный инструмент непонятно для чего.

Аминов: Нет, с другой стороны, собственно, почему? Та же "Игла" в Чечне, тот же "Стингер" в Афганистане показали, насколько уязвима авиация, именно при ее активном применении, при активном бое.

Кузичев: Значит, речь там о вертолетах, видимо, идет.

Интервью с Русланом Пуховым и Саидом Аминовым слушайте в аудиофайлах

Слушайте итервью на другие актуальные темы на сайте радио "Вести ФМ"  

Сегодня