СМИ: Сербия выдала Младича, но в ЕС ее не пустят

СМИ: Сербия выдала Младича, но в ЕС ее не пустят

Экстрадицию Ратко Младича широко обсуждают и в международной прессе. По данным иностранных СМИ, то, что Сербия выдала своего генерала, не означает ее быстрого вступления в Евросоюз, как требует президент Тадич.

Ратко Младич может воспользоваться 30-дневной отсрочкой, прежде чем его снова спросят, виновен он или нет. Об этом пишет французская Liberation. Если генерал признает себя виновным по всем пунктам обвинения, то процесса не будет. Трибунал сразу огласит приговор.

Сразу после ареста Младича в Международном трибунале по бывшей Югославии стали поговаривать о том, чтобы объединить два дела - Младича и Радована Караджича. Как пишет The New York Times, главный прокурор Серж Брамерц назвал такую идею логичной, но малопродуктивной, поскольку с момента начала суда над Караджичем прошло уже полтора года. По делу Караджича Международный трибунал уже успел заслушать 70 свидетелей обвинения.

Прежде, чем выслать Младича в Гаагу, сербские власти позволили ему посетить могилу дочери, пишет британская Guardian. Британские газетчики заявляют, что это снисходительное отношение к человеку, появление которого в Нидерландах вызвало гнев и болезненные переживания у тех, кто потерял своих близких в Сребренице 16 лет назад.

Сербский президент Борис Тадич в начале недели призвал Евросоюз выполнить свое обещание и посодействовать Сербии во вступлении в эту организацию. Об этом пишет британская Independent.

Кандидатуру Сербии Европейская комиссия рассмотрит в октябре. Однако Тадич настаивает на том, чтобы были названы сроки вхождения Сербии в Евросоюз, а не только сроки обсуждения статуса страны-кандидата.

Аналитики к скорому вступлению Сербии в ЕС относятся скептически. Страну еще ждет долгий путь судебных и экономических реформ. К тому же на свободе находится еще одна одиозная фигура - Горан Хаджич, которого также обвиняют в военных преступлениях, и которого разыскивает международный трибунал. Полноценное членство в ЕС со всеми вытекающими из него выгодами, по мнению аналитиков, возможно для Сербии лишь через восемь, а то и десять лет.

Сегодня