Тема:

Катастрофа Як-42: расследование 12 месяцев назад

Последний разговор экипажа Як-42: второй пилот не понимал командира

Специалисты, расследующие причины трагедии под Ярославлем, сделают полную реконструкцию последнего полёта Як-42. После компьютерной модели будет проведен лётный эксперимент с настоящим самолётом. Пока же большинство версий касается человеческого фактора. В распоряжении нашей программы оказалась расшифровка последней минуты переговоров экипажа. Эксперты, работающие в Ярославле, изучив ее, пришли к выводу, что взлет выполнялся в номинальном, а не взлетном режиме, это увеличило длину разбега и не позволило вовремя набрать скорость набора высоты.

Чем больше данных о катастрофе Як-42 оглашают органы, ведущие расследование, тем меньше становится понятно, что же стало ее причиной. Уже исключены почти все возможные версии: некачественное топливо, техническая неисправность, отказ двигателя, или включенный стояночный тормоз. Однако эти ответы порождают новые вопросы, что же всё-таки помешало Як-42 нормально взлететь?

Почти сразу эксперты и свидетели заметили одну странную деталь. Да, лайнер начал свой разбег не с начала полосы. Но и тех двух с половиной километров, что оставались, вполне хватило бы для взлета, тем более что загрузка была минимальная. Но отчего-то набрать нужную для взлета скорость самолет не смог.

"Он должен был разогнаться мгновенно, и проблем не должно было быть... Но у него был отчего-то затяжной взлет", - рассказал заслуженный лётчик-испытатель СССР, космонавт-испытатель Виктор Заболоцкий.

Виктор Заболоцкий за годы своей работы в качестве летчика-испытателя не раз летал на Як-40 и Як-42, и по мнению профессионала, это прекрасные, крайне надежные машины.

Они отлично показали себя в самых разных климатических зонах, и садились эти типы самолетов на самые примитивные аэродромы без проблем. Так что, вероятнее всего, в Ярославле что-то пошло не так, потому что летчики не всё верно оценили.

"Причину надо искать в работе экипажа, - убежден заслуженный лётчик. - Много зависит от слетанности, экипаж должен друг друга с полуслова понимать".

По сведениям, уже появившимся в прессе, 7 сентября за штурвалом самолета был второй пилот Игорь Жевелов. Причем для него роковой полет был обучающим, он раньше летал на других типах самолетов, а опыта взлета на Як-42 у него не было.

Командир экипажа Андрей Соломенцев передал управление второму пилоту, сославшись на плохое самочувствие. И это странный момент, ведь экипажи обычно проходят медкомиссию, где как раз проверяют состояние пилота. А по показаниям персонала аэропорта Туношна командир воздушного судна сильно нервничал перед полетом и был явно не в себе.

В распоряжении нашей программы оказалась расшифровка переговоров экипажа ЯК 42 в последние полторы минуты перед крушением. Оговоримся, официальных подтверждений, что расшифровка подлинная, у нас нет. Однако некоторые детали заставляют предполагать, что все же это та самая запись.

Командир: 74, 76.

Бортинженер: 74, 76.

Командир: Время, фары. Взлетаем, рубеж 190.

Командир: Три, четыре, пять, номинал.

Бортинженер: На номинальном.

Бортинженер: Скорость растет. Параметры в норме. 130, 150, 170, 190, 210.

Поначалу самолет разгоняется как положено: прибавляет по двадцать километров в час в три секунды. А вот дальше, как видно из расшифровки, он набирает те же двадцать километров в час восемь секунд, словно что-то ему мешает.

Напомним, эксперт считает, что самолет двигался медленно, то же самое рассказывал диспетчер. Как следует из дальнейшей расшифровки, командир слишком поздно скомандовал перейти на взлетный режим, всё это время двигаясь на номинальном.

Летчики пытаются понять, что же мешает носовой части самолета оторваться от земли. И командир командует выпустить стабилизатор. В тот момент, когда полоса уже заканчивается.

Командир: Взлетный.

Бортинженер: 220, 230.

Второй пилот: Наверное, стабилизатор.

Командир: Взлетный, взлетный, стабилизатор.

Второй пилот: Что ты делаешь?

Командир: Взлетный.

Бортинженер: Взлетный.

Командир: (нецензурно).

Второй пилот: Андрюха!

С самого начала было непонятно, почему командир не отдал приказ немедленно прекратить неудачный взлет, ведь уже при разгоне по полосе было ясно – происходит что-то не то. Вместо команды включить взлетный режим в конце полосы, пора было как раз тормозить: при выкатывании на грунт поломались бы стойки шасси, да и пассажиры получили бы тяжелые травмы.

Но почему-то командир воздушного судна решил взлетать. И вероятно, именно это имел в виду второй пилот, когда крикнул: "Что ты делаешь?". Однако явное недопонимание друг друга в экипаже и ошибка при взлете, это всё же пока не больше чем версия. До опубликования официального отчета Межгосударственного авиационного комитета она таковой и останется.

Сегодня