Владимир Мединский о культуре, переменах и "Бурановских бабушках"

В интервью "Вестям в субботу" министр культуры РФ Владимир Мединский рассказал о своем видении развития сфер образования и культуры в России, а также о своем отношении к таким известным исполнителям, как "Бурановские бабушки" и Pink Floyd.

— Гость нашей студии новый министр культуры Владимир Мединский. Здравствуйте, Владимир Вячеславович.

- Добрый день.

— Простой вопрос, для начала. Вы за "Бурановских бабушек", за оперу или, может быть, вы Pink Floyd предпочитаете?

- За "Бурановских бабушек" и за оперу, желательно, отечественную. Pink Floyd?

— Ну, ладно, ладно. Квасной патриот. Хотя на самом деле я ровно ради этого и задал вопрос, потому что ваше назначение вызвало бурную реакцию в обоих, так скажем, секторах нашего политического класса. Одни восхищаются, другие проклинают, приписывая многое, что вы никогда не говорили. Все-таки вы идеологический назначенец? Вы — следствие обращения к избранному президенту, например, Патриаршего совета, который требовал вернуться к основам нравственности и так далее? Или что-то еще?

- Ну, я не знаю, существует ли прямая связь, но собеседования шли давно по поводу этого назначения. А решения действительно были приняты уже после соответствующих обращений, возможно в какой-то степени это сыграло свою роль.

— Вы будете, например, в Министерстве культуры вырабатывать единый учебник истории, как вы это предлагали?

- Учебниками занимается министерство образования. Но мое глубокое убеждение заключается в том, что в школе в рамках программы средней школы давать школьнику, начиная с пятого класса, разные версии тех, либо иных исторических событий, предлагать ему диаметрально противоположный взгляд на деятельность нашего национального героя Александра Невского, это просто глупость. Это глупость, и у нас одна страна и ее граждане должны как канон знать одну историю. Вот. Дальше для интересующихся, для студентов истфаков, зайдите в любой магазин, там изложены сотни, сотни версий. Вот. Но это не начиная с пятого класса.

— Значит, одно из последних ярких ваших появлений на экране до назначения было участие в программе "Исторический процесс" у Николая Сванидзе. Вы там победили с таким крупным счетом, ваша команда, но все-таки была и другая команда, которая тоже набрала в абсолютных цифрах достаточно приличные цифры. Собственно говоря, это возвращает нас к тому, что есть разные взгляды. Мне представляется, что на месте работы в Министерстве культуры будет уже меньше этой идеологии и больше конкретных решений. Например, иконы, они должны быть в церквях или в музеях?

- В принципе, в церквях. Но только в тех случаях, это я вам говорю свою личную точку зрения, только в тех случаях, когда там есть соответствующие условия для хранения икон, тем более что иконы есть разной степени сохранности. И если в данный храм пока не имеет соответствующих условий поддержания влажности, климата и так далее, то пусть какое-то время побудет в музее, просто она не должна лежать в запасниках. Икона должна служить людям. В этом смысл, в этом цель творения иконописца была. Когда условия соответствующие будут созданы, она переместится в храм. Икона для того, чтобы, конечно, обращаться к Богу.

— Мне на самом деле кажется, что многие намного больше про вас поймут, когда речь будет идти не об идеологии, а вот о таких конкретных решениях. К примеру, Мурманская областная дума на этой неделе опубликовало обращение, что нужно срочно что-то делать с зарплатами сотрудников культуры. Она сейчас составляет 17 тысяч рублей на нашем отнюдь не дешевом Севере. Ну, а что действительно делать-то? Потому что на таких зарплатах никто работать не будет, кроме уж совсем бессеребренников-энтузиастов, которых все меньше и меньше. 

- Это больная тема, это одна из главных задач министерства. Наша задача — в кратчайший срок постараться поднять уровень зарплаты работников культуры до хотя бы достойного среднего уровня по городу, по региону. А вообще, это люди, на которых мы должны равняться. И они должны получать достойную поддержку государства.

— Мне приходилось говорить об этом в эфире, я не боюсь это повторить, что мы знакомы лет 25, мы учились вместе. Я сегодня вижу перед собой нового Владимира Мединского, у которого голос раза в два тише, чем обычно, усталости здорово прибавилось. Тяжело приходится на этом новом рабочем месте?

- Ну, приходится тяжело, потому что я хочу как можно быстрее войти в курс дела, не растягивать этот процесс на недели и месяцы. С девяти утра до часа ночи — обычный режим.

— Ну, это неверно. Надо все-таки что-то с собой делать, потому что если так с девяти до часу ночи, это сталинский образ работы, и в данном случае, мне кажется, история...

- Сергей, я вами не согласен, потому что мозг не устает понимать в отличие от мышц, мускулатуры. Человеческий мозг не имеет границ усталости. Поэтому если работа интересная, то можно работать очень долго.

— Пожалуй, последний вопрос будет идеологическим. Мы все помним, как после парламентских выборов был сбор единороссов у Дмитрия Медведева, и я не хочу преувеличивать роль Владимира Мединского в истории, но и нельзя преуменьшать. Из уст Владимира Мединского на той встрече к Дмитрию Медведеву прозвучало предложение вступить в партию "Единая Россия" коль он возглавлял ее список. И вот он вступил в нее на этой неделе, а на съезде стал лидером. Что единороссы могут ожидать в этой новой конфигурации? Чего ради вы в свое время предлагали Медведеву вступать в партию?

- Мы просто хотим, чтобы партии был придан дополнительный импульс, что бы в партию пришли новые люди, новые идеи.

- Медведев приведет за собой новых людей?

- Ну, посмотрите, правительство поменялось на три четверти. При этом средний возраст члена правительства составляет примерно 45 лет. Такого правительства у нас не было никогда, ну, можно только вспомнить сравнить со сталинскими наркомами, вот, которые, кстати, при прочих равных были весьма эффективны. И это здорово, на мой взгляд. Если такой же импульс будет придан и партийной жизни, вся страна от этого выиграет.

— Книжки больше как? Пока пауза?

- Пока пауза.

— Слушайте, у вас действительно нет в домашней коллекции Pink Floyd?

- У меня, конечно, есть домашняя коллекция Pink Floyd, и конечно я люблю эту группу, но Pink Floyd пусть занимается другое министерство культуры. Наша забота — это наши театры, понимаете, наши музыкальные школы, наши школы искусств, наши консерватории. А остальным мы как-нибудь потом.

— Ну, что ж, спасибо. Новый министр культуры Владимир Мединский был гостем нашей студии.

- Вам спасибо.

Сегодня