Старинные дома России: "гнилушки" или наследие?

Читайте нас в Telegram

Старинные дома во многих городах России превратились в "гнилушки", которые уже поздно спасать. Есть только один путь – расчищать место для строительства новых зданий, чтобы не позорить города "развалюхами". С теми, кто так считает, яростно спорят защитники старины: они не желают превращаться в "Иванов, родства не помнящих".

В День России президент Владимир Путин вручил Государственные премии Российской Федерации за 2011 год за заслуги в науке, литературе и искусстве. Среди награжденных — Олег Жаров, Елена Анкудинова, Николай Мухин. Они получили эту награду за реконструкцию и преобразование села Вятское в Ярославской области. Но их пример пока, скорее, исключение, чем правило.

"Это деревянное гнильё уже поздно спасать"

На днях блогер из Нижнего Новгорода рассказал в своем ЖЖ о том, что в этом старинном русском городе приступили к сносу дома, который представлял собой один из лучших образцов городского деревянного зодчества XIX века.

"Дом, которым мог бы гордиться любой европейский исторический город, сочетает в своем декоре лепные элементы (на каменном оштукатуренном цоколе) и кружево богатой резьбы наличников, карнизов и подзоров. Однако он так никогда и не был поставлен на государственную охрану", — пишет Станислав Дмитриевский.

Блогер рассказывает о том, что в 1990-х этот дом был признан элементом ценной историко-градостроительной среды. Тогда считалось, что этот статус защитит его от уничтожения. В 2002 году был принят новый федеральный закон об объектах культурного наследия, в котором подобного статуса не предусматривалось, и дом автоматически перешел в группу риска.

Нужно было ставить его на охрану в качестве муниципального памятника, однако этого сделано не было. Более того: по словам блогера, в 2010 году этот дом пытались поджечь, но тогда жителям удалось его спасти. Теперь на защите дома № 98 по ул. Большая Покровская остались лишь грузчик и гастарбайтер.

Фотографируя "смертника", блогер увидел, что из окна разгромленного здания появился человек с фомкой, пытающийся снять наличник. "Фотографируйте, фотографируйте эту красоту, — крикнул он мне, — скоро от нее ничего не останется!" Мы разговорились. Собеседник оказался грузчиком со Средного рынка по имени Олег. "Вчера по телевизору, — взволнованно объяснил мне он, — я услышал, как мэр Сорокин назвал этот дом ''двухэтажным бугровским сараем''. Да ни один из нынешних его строителей не сможет создать ничего подобного! Я хочу снять два наличника, кусок карниза и фронтона, чтобы от этого хоть что-то осталось", — рассказывает Дмитриевский о своей беседе с грузчиком.

Комментируя это сообщение, блогеры расходятся во мнениях. Одни считают, что историческое наследие надо пытаться сохранить и готовы присоединиться к автору поста, который собирается устроить у дома одиночный пикет. Другие же считают, что "развалюх" в Нижнем Новгороде и так много.

"Это деревянное гнильё уже поздно спасать, ибо за такими домами когда-то должны были следить сами жильцы, а не требовать капремонта дома, который уже сгнил", — пишет один из блогеров. И он не одинок : сносить "гнильё" призывают и некоторые другие интернет-пользователи. Но есть и те, кто вспоминает зарубежный и (крайне редкий пока) опыт сохранения подобных зданий в России.

Европа: путешествие в прошлое

Зарубежный опыт сохранения архитектурного наследия поражает: во многих западноевропейских странах в прекрасном состоянии содержатся дома не то что XIX, а даже XVII и XIV веков. В них устраивают музеи, гостиницы, рестораны или бары. Но при этом власти внимательно следят за тем, чтобы вся старина была подлинная.

Если же хотя бы малая часть дома реставрируется "под старину", то об этом в обязательном порядке должна сообщать табличка на стене здания. Таковы правила, например, в старинном городе Брюгге (Бельгия). А здесь немало домов еще средневековой постройки. Причем, некоторые из них деревянные (полностью или частично), стоят они у воды, но при этом прекрасно сохранились. И никто даже не подумает назвать эти дома "гнильём".

Брюгге, Бельгия. Фото 2012 г.

Впрочем, не только Брюгге, но и многие другие европейские города могут похвастаться отлично сохранившимися старинными кварталами. И туристы, прежде всего, стремятся именно туда. Ведь именно там можно почувствовать дух времени и погрузиться в прошлое: например, переночевать в доме XVII века или выпить пива под старинными сводами.

Страсбург, Франция. Фото 2011 г.

Без исторического центра город теряет лицо

Председатель Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПиК) Галина Маланичева — одна из тех, кто недавно получил из рук президента страны Госпремию за вклад в сохранение отечественного культурного наследия. Вести.Ru поинтересовались у Галины Ивановны, почему Россия упорно не желает перенимать зарубежный опыт сохранения старинных зданий? И что можно сделать, чтобы не потерять лицо старинных русских городов?

"Такие примеры, как в Нижнем Новгороде, можно найти во многих старинных городах России. Но, в то же время, это дома аварийные, которые давно не ремонтировали. И хотя они представляют собой архитектурную ценность, жить в них нельзя", — говорит Маланичева.

По ее мнению, это проблема культуры в целом, но и проблема каждого региона в отдельности. "Это проблема государственная, и пока она решается по пути экономической целесообразности – как данный вопрос решить с наименьшими затратами".

"Конечно, люди должны жить в нормальных условиях и из аварийного жилья их надо переселять, — отмечает Маланичева. — С другой стороны, надо сохранять исторический облик, и для каждого города это — большой вопрос. Например, если в Костроме не сохранить центр, то этот уникальный русский город потеряет свое лицо".

На вопрос, что можно сделать с домом, если он уже расселен, эксперт отвечает: "Власть может постараться и найти заказчика на его восстановление, приспособить его к современному использованию". "Технологии такие есть, так что при желании властей и наличии средств это сделать можно. Надо просто посмотреть по-другому на свой город и пожелать его сохранить", — отмечает Галина Маланичева.

Рассказывает она и о вопиющих случаях, которые, увы, не редкость. Так, например, в Томске некоторое время назад нашлись спонсоры, которые восстановили много уникальных деревянных зданий. "Однако потом мы стали получать сообщения о том, что эти дома вдруг стали гореть, — говорит эксперт. - Мы предполагаем, что кому-то понадобилась земля под этими домами, ведь они, как правило, находятся в центральной части города".

Но все-таки хотя в России пока и нет закона для меценатов, однако появляются предприниматели, которые не только стремятся извлекать прибыль, но и восстанавливать объекты исторического наследия. В качестве примера Маланичева приводит Олега Жарова и его сподвижников, которые восстановили забытое ранее село Вятское в Ярославской области, за что и получили Государственную премию.

"Они изначально стали восстанавливать и возрождать село своими силами, а потом появились другие инвесторы. Причем, это не музейная зона, не "резервация" – люди продолжают жить в этом селе и заниматься сельским хозяйством, традиционными промыслами. А ведь многие дома там стояли в руинах. Это — пример для подражания. И для всех, кто борется за сохранение исторического наследия, очень важно, что эту работу оценило государство", — говорит Галина Маланичева.
 

Такую табличку защитники архитектурного наследия повесили на стене одного из старинных домов в Иркутске

Сегодня