Компромисс для банкротов. Реплика Александра Привалова

Читайте нас в Telegram

Здравствуйте, господа. В последнюю неделю весенней сессии в Госдуму был внесён правительственный законопроект о банкротстве физических лиц. Это произошло не впервые. В 2003 году аналогичный законопроект быстро отозвали из Думы. Если говорить попросту, его "съело" банковское лобби, увидевшее в нём угрозу своим интересам. В начале 2008 года закон не прошёл уже не из-за банкиров – с ними начали находить компромисс. Но всё-таки проект отложили и, пожалуй, это было к лучшему: вскоре, как мы помним, начался серьёзный кризис, а это уж точно не время отлаживать такой масштабный процесс, как банкротство физлиц.

Тут надо сказать о масштабах проблемы, разрешать которую должен предлагаемый закон, – о просроченной задолженности физлиц. По данным ЦБ, на 1 июня она составила 310 миллиардов рублей, увеличившись с начала года почти на 7%. Это много. И это быстрый рост, хотя от общей суммы полученных гражданами кредитов просроченные долги составляют пока меньше пяти процентов. Но цивилизованных методов, которые позволили бы заёмщикам, попавшим в трудную ситуацию, как-то вылезти из-под ставшего непосильным бремени, у нас до сих пор нет.

Зато есть, например, коллекторы – именно они и работают со львиной частью просроченных долгов частных лиц, причём, вежливо говоря, не всегда используют законные методы вытрясания долгов.

Между тем, не только сами неисправные плательщики, но и банки-кредиторы кровно заинтересованы в том, чтобы выход из ситуации был щадящим. Человек, начисто разорённый из-за неуплаты, уже никогда не придёт в банк за кредитом, то есть не принесёт банку прибыли. Вот закон о банкротстве физлиц и предлагает компромиссный выход.

Конечно, и компромиссный вариант будет совсем невесел. Слов "несостоятельный должник" у нас в стране не слыхивали почти столетие, зато постоянно слышали и слышат слова "государство обеспечит". Поэтому такой шок вызывают случаи, когда за неплатежи банкам вдруг приходят и описывают имущество. Особенно, если описывают и продают квартиру. Это случается далеко не каждый день, но уж если случается, поднимается волна негодования. "Подумаешь, мелочи какие – кредит не вернул! Что ж ему, не жить теперь?"

Такие несчастья (а продажа квартиры за долги есть настоящее несчастье, да и движимого имущества распродажа – тоже никак не праздник) пока ещё сравнительно редки, но будут случаться всё чаще. Чтобы минимизировать эту беду, новый закон и возвращает в современную Россию понятие банкротства физического лица, существующее в большинстве современных стран.

В нашем случае предлагается такой вариант. Начать в суде процедуру банкротства гражданина Иванова можно, если он не платит долги (суммою не меньше 50 тысяч рублей) в течение полугода. Это может сделать кредитор – чтобы суд послал пристава взыскивать долги, но может и сам Иванов – чтобы сделать свой выход из финансового пике менее катастрофичным. Если у Иванова окажется постоянный источник дохода – например, постоянная работа, то суд сможет предоставить ему пятилетнюю рассрочку по уплате долга, даже если кредит, с которым он не справляется, был выдан на меньший срок. Проценты на кредит будут при этом исчисляться не более чем в размере половины ставки рефинансирования, то есть не более 4% — это резко меньше, чем в любом нынешнем кредитном договоре. А вот если постоянного дохода у Иванова нет, или даже пятилетняя отсрочка оказывается недостаточной для оплаты долга, суд назначит распродажу имущества, но при этом у должника нельзя будет изъять недорогую бытовую технику, запасы продуктов питания и лекарств, а также 25 тысяч рублей наличными. До недавних времён продаже не подлежало и жильё, если оно было у должника единственным. Теперь не так: решение Конституционного суда даёт возможность пустить с молотка и единственное жилье должника, если оно больше положенного по социальным нормам. Но уж никакие коллекторы в обоих случаях к нашему Иванову уже и близко не подойдут.

В законопроекте остались ещё спорные моменты — вроде вопросов о совместном и раздельном имуществе супругов или о санкциях за фиктивное банкротство. Но эксперты полагают, что в первом чтении проект будет одобрен в самом начале осенней сессии Думы, а ко второму чтению можно будет снять все существенные замечания. Так что в 2013 году закон о банкротстве физических лиц имеет все шансы вступить в силу. А вот насчёт того, что тогда начнёт происходить, мнения расходятся. Одни специалисты оценивают число людей, которые захотят воспользоваться новой процедурой, в 150-200 тысяч ежегодно. Другие считают, что их будет гораздо меньше – тысяч 50, а то и 30. Как бы там ни было, инструмент, позволяющий человеку не превращать временные трудности в полный крах, в нашем обиходе появится. Удачи вам.

Сегодня