Тема:

Дело Удальцова и Развозжаева 15 месяцев назад

Что скрывает Удальцов

Программа "Анатомия протеста-2", показанная на телеканале НТВ, вернула общественный интерес к экзотическому герою улиц и площадей — лидеру собственного "Левого фронта" Сергею Удальцову. Этот парень в кожанке и очках американского полицейского, с внешностью аскета и простоватыми манерами, на минувшей неделе давал противоречивые показания: одни — следователям, другие — журналистам. О Сергее Удальцове публика узнала больше, чем можно ожидать на шествиях и у трибуны митинга. В результате, на Сергея Удальцова возник легкий информационный голод.

Посадят или не посадят Удальцова, стало интригой недели. Сразу после фильма "Анатомия протеста-2" на вопрос "была ли встреча с Гиви Таргамадзе?" он ответил так загадочно, что только подогрел интерес: "у меня, дескать, встреч столько, что всех и не упомнишь. А деньги можно брать хоть у дьявола, если на благо". Поэтому до его выхода из Следственного комитета даже самые рассерженные граждане были в растерянности.

"Сергей Удальцов человек искренний. Я думаю, что по поводу своих встреч он вам сам объяснит", — говорит Ксения Собчак.

"Удальцов подтвердил факт контактов летом 2012 года с неназванными им гражданами Грузии, одного из которых он называл Георгием Васильевичем. Однако при этом пояснил, что преследовал цель поиска легального финансирования движения "Левого фронта", — рассказывает руководитель управления взаимодействия со средствами массовой информации Следственного комитета РФ Владимир Маркин.

На этом интрига бы и закончилась: встреча, выходит, была. Дальше разберется следствие. Но Удальцов не был бы Удальцовым.

"Вы можете прямо ответить, данная встреча имела место быть или такой встречи не было вообще?" – спрашивают Сергей Удальцова.

"Я ещё раз подчеркну: я четко заявил следствию, и всё это зафиксировано, что человек по имени Гиви Таргамадзе мне не известен. Я с ним не знаком и никогда с ним не встречался", — отвечает Сергей Удальцов.

Действительно, кто сказал, что Гиви Таргамадзе и Георгий Василич — это один и тот же человек? Если для Удальцова это стало главным козырем в тактике защиты, то, кажется, ненадолго.

"Полукриминалы и криминалы называли его Василич. То есть у него была такая как бы кличка. Когда произносилось и произносится до сегодня "Василич", все понимают, что речь идет о Гиви Васильевиче Таргамадзе. Хотя официальная должность Гиви Таргамадзе — это председатель Парламентского комитета по обороне и безопасности", — говорит Игорь Гиоргадзе, лидер грузинской партии "Справедливость", в 1993-1995 гг. — министр безопасности Грузии.

Игорь Гиоргадзе знает всю политическую изнанку Грузии, за что, в том числе, и разыскивается Саакашвили много лет. Безуспешно.

"Гиви Таргамадзе — это один из приближенных к Саакашвили. Он входит в ближайшее окружение, можно сказать, в пятерку самых близких к Саакашвили. Он назначен был Саакашвили таким коммуникатором с боевиками, с киллерами, с криминальным элементом, с состоятельными, богатыми грузинами за рубежом. Это так одна часть его обязанностей", — рассказывает Игорь Гиоргадзе.

А второе, по словам Гиоргадзе, тот самый экспорт цветных революций. На этом поприще Гиви отмечается регулярно. "Революция роз" была первой, поэтому для революционеров от Украины до Киргизии грузины — это бренд.

"Порой десятки встреч проходят ежедневно и с активистами, и с представителями бизнеса. Я рассказывал следователю, если русские, украинцы и представители европейских стран, и грузины, у нас сегодня, что, дискриминация по национальному признаку? Я считаю, надо налаживать самые тесные отношения и с Грузией", — объясняет Сергей Удальцов.

Тесные отношения с Грузией до этого налаживал Анатолий Лебедько, один из лидеров белорусской оппозиции. Вот он, а за столом — один из ключевых технологов грузинской революции Гига Бокерия и только теперь всем знакомый Георгий Васильевич Таргамадзе.

Это снимали в Тбилиси французские журналисты, им даже не пришлось вести скрытую запись. Человек, похожий на Удальцова, сейчас должен поперхнуться. Ему-то Георгий Василич пообещал всего 35 тысяч. И это не дискриминация по национальному признаку. Это бизнес.

"Если что-то отдавалось, пропорция один к десяти — это нормально. То есть, если Гиви Таргамадзе привозил на встречу какие-то деньги для Удальцова или для Болотной, то, отдавая сто тысяч долларов, считайте, что миллион он клал себе в карман. Поэтому ответ такой, что это не только политика, но и коммерция", — объясняет Игорь Гиоргадзе.

Впрочем, человек похожий на Удальцова может не кусать локти. Четыре миллиона для революции в Белоруссии вышли Анатолию Лебедько боком. За этим столом он наговорил себе на приличный срок.

"Из этого разговора четко усматривалось, что он, Василич, был готов применить самые неординарные, в том числе силовые методы для устранения, вплоть до того, что угрожали смертью и Александру Лукашенко", — говорит Игорь Гиоргадзе.

11 января 2011 года неправительственная организация "Amnesty International" признала Анатолия Лебедько узником совести. Мы попросили Сергея Удальцова объяснить, почему он считает, что деньги можно брать хоть у дьявола, если на благо. Но оказалось, что к концу недели он уже так не считает.

"В законодательстве РФ не указано, что можно брать деньги у дьявола, у западных разведок, у каких-то спецслужб, и мы этого никогда не делаем", — объясняет Сергей Удальцов.

Свою позицию Удальцов менял так быстро, что за ним не успевали даже соратники по "Левому фронту".

"Зарубежное влияние — это миф. Я считаю, что, если деньги идут во благо, их надо брать", — рассуждает член совета движения "Левый фронт" Илья Пономарёв.

"Я думаю, что это вопрос, в том числе и для оппозиции, и для самоопределения. Они все-таки с кем? С иностранными государствами, с иностранными спецслужбами или все-таки с гражданами России?" – говорит Сергей Железняк, заместитель председателя Госдумы РФ, заместитель руководителя фракции "Единая Россия" в Госдуме РФ.

Вопрос "Из чьих рук кушаете?" стал еще одним вопросом недели. Дмитрий Гудков, например, даже пошел на опережение, заявив, что не шпион и не предатель. Хотя его-то в этом никто не обвинял.

"Знаете, меня возмущает, когда говорят о том, что я агент какой-то там разведки. Это чушь полная. Я последний раз был в Америке, например, в 95-м году. Сегодня говорят, что я агент грузинской разведки. Я никогда не был в Грузии, понимаете", — объясняет депутат Госдумы РФ, член центрального совета партии "Справедливая Россия" Дмитрий Гудков.

"Деньги можно брать не только на Западе, но на Юге, на Востоке и на Севере даже, если там их обнаружат. Но это вопрос как бы вкуса, политического кредо, где и как брать деньги и как их использовать. Но, во всяком случае, за это надо отвечать", — считает журналист, публицист, телеведущий Михаил Леонтьев.

Дошло до того, что вопрос иностранных денег стал на неделе предметом обсуждения Общественной палаты. Анатолий Кучерена почему-то задавал вопрос персонально Ксении Собчак.

"Как вы считаете — это допустимо финансировать оппозицию с помощью иностранных источников?" – спрашивает Анатолий Кучерена, председатель комиссии Общественной палаты РФ по проблемам безопасности граждан и взаимодействию с системой судебно-правоохранительных органов.

Ксюша терпеливо ответила "нет", хотя уже в кулуарах, услышав тот же вопрос, терпение у нее закончилось.

"Я слышу только почему-то от журналистов федеральных каналов про зарубежное финансирование, госдеп и прочие байки. Мне нечего сказать", — говорит Ксения Собчак.

То, что Ксюша называет байками, рассказывают не федеральные каналы, а вполне себе сам Госдеп и его неправительственные организации.

Сайт Всемирного движения за демократию называет Владимира Рыжкова своим официальным членом. Здесь же открыто сказано: группа является дочерней организацией Госдепартамента США, финансируется Национальным фондом за демократию. Он же, кстати, оплачивал митинги в Москве по 31-м числам — Стратегию-31.

Московская Хельсинская группа и вовсе не скрывает: указывает сразу шесть своих иностранных грантодателей. А вот и прошлогодний отчет Национального фонда в поддержку демократии. Роздано более трех с половиной миллионов долларов от Конгресса США. Знакомые лица. Правозащитники организации "Агора", известные по суду над "Pussy Riot". 80 тысяч долларов. Ассоциация "Голос", заполонившая наблюдателями выборы в России — 51477 долларов. И еще более 70-ти российских НПО в регионах от Чечни до Бурятии. И это только один фонд. А все потому, считает Сергей Удальцов, что в России у оппозиционеров проблемы.

"Государство пресекает им возможность, все каналы перекрывает финансирования, мы бы с удовольствием получали какие-то гранты, какие-то субсидии от российского государства на развитие тех проектов и программ, которые у нас есть. Но власть сегодня четко делит на своих и чужих. Если мы в оппозиции, нам никто не даст ни копейки", — объясняет Сергей Удальцов.

То есть, по Удальцову, оппозиция, которая ставит своей целью свергнуть власть, должна получать на это деньги от власти. Но та наглым образом не дает.

"Поэтому, конечно, нам приходится крутиться, искать самые разные варианты, но еще раз повторю, мы патриоты и мы, если даже ищем ресурсы, то ищем ресурсы среди своих, а не среди чужих", — убеждает Сергей Удальцов.

"Идет финансирование, другой вопрос: как? Сейчас нашу оппозицию взялись финансировать грузинские парламентарии, в частности, Гиви Таргамадзе", — говорит Николай Ковалёв, депутат Госдумы РФ, в 1996-1998 гг. — директор ФСБ РФ.

Николай Ковалев, в конце девяностых возглавлявший ФСБ, говорит, что у Запада всегда была масса каналов финансирования политических проектов в России. Но Грузия в один момент стала просто дочерней фирмой ЦРУ, где послушность чиновников оплачивается по прейскуранту. Ковалеву приходилось встречаться с грузинским лидером, чтобы напрямую задать вопрос.

"Почему вот эти шараханья в сторону Запада? На что мне руководитель сказал: Николай Дмитриевич, для меня, как руководителя, эта дружба — 300 миллионов долларов в год. Восполните эти выпадающие доходы, восполните эти деньги, и мы никогда в своей жизни не посмотрим в ту сторону", — рассказывает Николай Ковалёв.

И Грузия отрабатывает свое как может. Тот же Таргамадзе привозил на украинские выборы наблюдателей в 2007 и 2010 годах. Вот так они выглядели. Три тысячи бойцов криминального вида с простой задачей: рассредоточиться по Донецкой области, чтоб не повадно было донбасским избирателям ходить, голосовать за Януковича. Саакашвили был очень доволен Гиви и звонил тогда Тимошенко.

"Юля, как жизнь?" – спрашивает президент Грузии Михаил Саакашвили.

"Здравствуйте, очень хорошо. Нормально, работаем, и хочу поблагодарить вас за то, что такая команда направлена в Украину", — отвечает экс-премьер-министр Украины Юлия Тимошенко.

"Мы самых компетентных и боеспособных людей направляем", — говорит Михаил Саакашвили.

"Я знаю и очень благодарна за это", — отвечает Юлия Тимошенко.

"Поймите, Украина намного опередила Россию в плане получения опыта вот этого безусловного мракобесия. А опыт, который мы приобрели, к сожалению, указывает на то, что пауза, которая сейчас наметилась и на Украине, и в России — это затишье перед большой бурей, на которую они уже готовы. И их не остановит ничто: ни кровь, ничего", — предупреждает глава общественной организации "Комитет избирателей Донбасса" Александр Хряков.

В офисе Маккейна висит майка. На ней список революций с датами — Грузия, Украина, Киргизия, Молдавия, а ниже Россия с аббревиатурой, которая означает — to be done — должно быть сделано. Хотя, глядя сегодня на нашу оппозицию, Маккейн, наверное, вряд ли и сам бы в это поверил.

Это Калина красная. По-украински — червона калина. Песню о ней сделали своим гимном ОУН-УПА. По странному совпадению сегодня, кстати, повстанческой армии 70 лет. А деревце это, здесь, в Киеве посадил во время визита Николай Саакашвили, вкладывая в это, разумеется, глубокий русофобсикй смысл. И кто бы мог подумать, что даже после августа восьмого года поросль Саакашвили теперь прорастет в России.

Сегодня