В Москве пройдет выставка знаменитой школы Баухаус

В ближайшие два месяца в Москве можно будет увидеть экспонаты немецкой "лаборатории модернизма" — знаменитой школы Баухаус. В 20-х годах прошлого века увлеченные социалистическими идеями германские художники и архитекторы несколько раз проводили свои выставки в Советской России. А некоторые немецкие студенты даже хотели уехать в СССР навсегда.

В 20-е годы прошлого века каждый выпускник немецкой высшей школы конструирования Баухаус хотел строить не только дома, но и новое общество. Социалистическое – свободное от западных ценностей, не выдержавших, как считали многие, испытание Первой мировой войной. Мечты о революции так и остались мечтами, зато революцию в архитектуре "баухаусовцы" все-таки сделали, говорит куратор выставки Татьяна Эфрусси — подарили "новое лицо" не только Германии, но и СССР.

"Это община художников, которая стерла грань между выставочным искусством и ремеслом и, по сути, изобрела дизайн. Они поняли, что салоны – это прошлое, и если художник должен быть полезным, он должен делать полезные вещи", — говорит она.

О том, что такое Баухаус, в Советском Союзе узнали в 1924-м. Москва пестрила плакатами – "Первая всеобщая германская художественная выставка". Место — Красная площадь, Исторический музей. Под стать мероприятию и подготовка – комиссия заграничной помощи ЦИК СССР проверяла каждый экспонат. Картине Оскара Шлеммера повезло меньше всего — его "Законодатель Парацельс" вдруг изменил название, а вместе с ним и содержание.

"Когда картина оказалась в СССР, она стала называться "Пастор" и стала символом критики церкви и социального протеста", — рассказывает Татьяна Эфрусси.

Идеологические разногласия быстро сходили на нет. Выставки приезжали снова и снова. Из Германии привозили не только живопись – макеты домов, мебели, посуды. Функциональные и простые по форме предметы приводили в восторг не только признанных мастеров, как Эль Лисицкий и Казимир Малевич, но и простых инженеров.

Главный лозунг Баухауса – что удобно, то и красиво. В соответствии с ним этот металлический стул – настоящее совершенство. Чтобы посмотреть на него, в 27-м году перед московским ВХУТЕИНом выстраивались километровые очереди. В газетах появлялись восторженные заметки: предмет интерьера легкий, надежный и оригинальный.

Взаимодействие архитекторов из Советского Союза и Германии сегодня бы назвали модным словом "воркшоп". В Берлин вести семинары и лекции часто ездил сам Василий Кандинский. Как и бархаусовцам, ему были близки идеи о синтезе всех искусств. В СССР приезжали студенты и преподаватели из Германии – многие думали, что навсегда. Но строительство социализма на деле, как правило, оборачивалось трагедией. В лучшем случае — большим разочарованием, как это было со вторым ректором Баухауса Ганнесом Мейером.

"Мейер был влюблен в СССР, он хотел там жить. Его даже признали академиком архитектуры, но осуществлению его проектов постоянно мешали. К тому же запретили видеться с детьми, которые жили в Германии, часто вообще не платили. И все равно его история – с хорошим концом. Из Советского Союза он уехал. А многие его ученики просто стали жертвами репрессий", — говорит руководитель музея Баухаус в Дессау Вольфганг Тенер.

Художник должен быть ремесленником. Искусство неотделимо от технологий. Нефункционально – значит, несовременно. По этим принципам Баухауса и живет современная архитектура. Но сама творческая лаборатория уже давно не существует — в 1933 году ее закрыли нацисты. Большинство студентов эмигрировали в США, куда и увезли свои идеи. Некоторые пытались возродить проект, но безуспешно. И даже самые убежденные последователи идей признавали: архитектор может построить все, но строительство общества – заведомо утопия.

Сегодня