Инсульт: надежда на победу есть

Сегодня отмечается Всемирный день борьбы с инсультом. В России этот диагноз ежегодно ставят полумиллиону человек. Как минимум треть из них умирает в результате болезни, большинство — остаются инвалидами. Но предупредить инсульт и помочь пациентам возможно.

Окуджава, Евтушенко, Ельцин… Владимир Богданов, знаменитый фотокор "Комсомолки" и "Литературной газеты", больше полувека снимал личностей, эпохи, дворы Москвы и улицы Ленинграда. Несколько лет назад у него случился инфаркт, а за ним — два инсульта. Родные боялись, что он больше никогда не встанет. А его волновало другое: неужели он больше не сможет снимать? "До сих пор жалко, что у меня в больнице не было фотоаппарата, — признается фотограф. – Сначала было не до него. А когда очухался, мне так хотелось поснимать милых сестричек!"

У Нины Умеренко, врача-психотерапевта, сначала отнялись правые рука и нога, ночью в больнице пропала речь. С того инсульта прошли 10 лет, но ей страшно вспоминать, как она, психиатр с пятидесятилетним стажем, не могла сказать ни слова! Три месяца логопед буквально "тянул ее за язык". "Я все понимала, но не могла говорить", — вспоминает Нина Умеренко.

В год диагноз "инсульт" в России ставят полумиллиону человек. Умирает как минимум треть из них, чаще — от инсульта геморрагического, когда происходит кровоизлияние в мозг. После ишемического инсульта, когда случается закупорка сосуда, как правило, выживают, но большинство становится инвалидами. Важно успеть помочь больному в первые три-четыре часа.

Многие умирают только потому, что даже не знают, что у них инсульт, или потому, что люди вокруг не понимают, что с прохожим что-то не так. А симптомы очень простые и безошибочные: человек с инсультом невнятно говорит; когда улыбается, уголок рта у него опущен; нарушена координация; слабеет одна из конечностей. Этого достаточно, чтобы вызывать скорую.

В реанимации для инсультников пациентов спасают не от смерти, а от инвалидности. В обычных блоках интенсивной терапии такого не увидишь: раз в сутки человека поднимают, будто уговаривают организм: "Напрягись, ты стоишь, у тебя все как раньше!". Это дает возможность быстрее восстановиться. Попасть на скорой в эту реанимацию – большое везение. Таких отделений в Москве пока единицы. Но к началу 2013 года десятки сосудистых центров должны быть открыты во всех регионах. "Количество смертей можно снизить на треть, это реально, — говорит Владимир Лелюк, главный научный сотрудник НИИ Цереброваскулярной патологии и инсульта РНИМУ им. Пирогова. – И удвоить количество людей, возвращенных к трудовой деятельности – это тоже реально".

После реанимации пациента, как младенца, учат лежать на спине, переворачиваться на бок, вставать на четвереньки, уже потом — стоять. Тело при инсульте не страдает – это мозгу надо внушить: "Я в порядке, я шагаю, я двигаю руками и ногами". Галина Иванова, завотделением медицинской и социальной реабилитации НИИ Цереброваскулярной патологии и инсульта РНИМУ им.Пирогова, объясняет этот механизм: "Это как в компьютере – сбой программы. Все файлы на месте, но мы потеряли к ним дорогу. Инсульт – похожая проблема. Руки, ноги, язык – на месте, но к ним потеряна дорога".

Какой инсульт, велик ли его очаг и где он расположен? Точный диагноз ставят только после компьютерной томографии, которая проводится тоже в первые часы, чтобы понять, нужна ли операция. Инсульт может начинаться с маленькой аневризмы, и эту бомбу замедленного действия можно разглядеть заранее. Но ходить по врачам, пока ничего не болит – совсем не российская привычка. "Например — молодые пациенты, которые не соблюдают диеты, не следят за собой, полнеют, у них гипертония, — рассказывает Сергей Морозов, заведующий отделением рентгеновской диагностики и томографии ЦКБ УДП России. – Мы делаем исследование. Оказывается, что у них уже закрыты сонные артерии. Объясняем, как правильно питаться – человек этого не знает".

Чтобы понять, есть ли риск инсульта, сложные исследования не нужны. Достаточно сделать УЗИ сонных артерий, следить за давлением, нормально питаться, не курить. Провериться можно совершенно бесплатно в центре здоровья, которые есть чуть ли не в каждом городе. Но людей в таких центрах почему-то немного. "Три основные вещи — гипертония, холестерин, избыточная масса тела", — перечисляет факторы риска Сергей Бойцов, директор Государственного научно-исследовательского центра профилактической медицины.

Нина Александровна придумала свою программу реабилитации – водит машину, крутит педали, пишет книгу – для таких же, как она, бывших инсультников. Она говорит о том, что лечения мало, главное – не замыкаться и бодриться.

Владимир Богданов день за днем снимал жизнь из окна. Потом — долгое восстановление, собственная фотовыставка к 75-летию, на которую он пришел сам, без чужой помощи. Каждый день — прогулки по парку с камерой, чтобы снимать все подряд, чтобы чувствовать – инсульт не сломил, а сделал сильнее. 

Сегодня