Спектакль о любви паровозов

Спектакль о любви паровозов

После долгого перерыва, в Москву приехал Тбилисский театр марионеток Резо Габриадзе. В Студии театрального искусства показали спектакль "Рамона". Он о любви, но не людей, а паровозов.

Они встречаются ночью, вдали от посторонних глаз. Долго разговаривают, обнявшись. Назначают место встречи – как обычно, на железнодорожной станции. В спектакле Резо Габриадзе это — территория любви. Но не людей, а локомотивов: Эрмона и Рамоны. От настоящих актеров они мало чем отличаются, говорит режиссер. За пять лет, что существует спектакль, набрались мастерства. Выучили новые мизансцены, измененный текст, примерили другие костюмы. Все, чтобы убедить зрителя – хоть "Рамону" в Москве уже видели, эта постановка – премьера.

"Этот спектакль был сделан буквально на улице, а сейчас мы сделали все более продуманно и основательно", — сказал режиссер Резо Габриадзе.

Для Резо Габриадзе сказка о локомотивах, как черно-белая фотография из семейного альбома. Посмотришь, и вспоминаешь не только событие, но и разговоры, даже запахи. В его "Рамоне" паровозы обсуждают, что пахнут углем в мокрую погоду. А клоуны живут в шапито с брезентовой крышей, прохудившейся от старости и пыльной от ароматных опилок. Грусть о том, что, кажется, ушло навсегда передается и самим героям. Рамона плачет о своей счастливой жизни. Клоун вспоминает о былом триумфе. Все борются, хотят изменить судьбу, но не могут. Таков сценарий пьесы "современного Ганса Христиана Андерсона", как критики часто называют Резо Габриадзе.

Сценарист самых пронзительных фильмов Данелия: "Мимино", "Кин-Дза-дза", "Не горюй" Резо Габриадзе еще и великий кукольник. Он объехал со своим театром полсвета, был участником престижных фестивалей в Италии, Германии и Франции. Как и киногерои, его марионетки немного трагичные и сентиментальные. Уже больше тридцати лет Резо Леванович создает их своими руками.

На создание каждой куклы уходит не один месяц. Частью костюма может стать все, что угодно: и старые вещи самих кукловодов, и антикварные украшения, и ткань от старой палатки. Финальный этап "оживления" — голос. В "Рамоне" персонажей озвучивают Чулпан Хаматова, Сергей Гармаш, Роман Карцев. Они и делают из марионеток настоящих актеров.

"Кукла, подвешенная на ниточках, более живая, чем живой персонаж. Она живет сама по себе, своей собственной жизнью, я даже не знаю, какой жизнью она живет, когда висит на гвоздике – у нее и там продолжается жизнь", — уверен мультипликатор Юрий Норштейн, Народный артист России.

Сентиментальность в спектакле Габриадзе превращается в реквием. Рамона умирает от тоски. Эрмон рвется к любимой вне расписания и погибает. О том, что на сцене не живые люди, а паровозы, к концу спектакля зрители точно забудут, говорит режиссер. Ведь куклы не умеют притворяться, а значит, именно они – самые искренние актеры.

Сегодня