Книга немецкого историка о Сталинграде: шестьсот страниц откровений

Книга немецкого историка о Сталинграде: шестьсот страниц откровений

Сегодня исполняется 70 лет со дня наступления советских войск под Сталинградом. Это наступление считается одним из главных сражений Великой Отечественной. Оно стало началом коренного перелома в войне. В преддверии юбилея в США вышла книга немецкого историка Йохана Хельбека, который собрал воспоминания очевидцев сражения, записанные по горячим следам.

Шестьсот страниц откровений. Трехлетнее погружение историка из Германии в российские архивы, новые штрихи к Сталинградскому сражению. Новыми их можно назвать, конечно, условно: уникальным документам почти 70 лет. "Это стенографические протоколы бесед, проведенных на войне", — поясняет Йохэн Хельбек, историк, профессор университета Ратгерса. Сталинградские протоколы писались в самом пекле, во время боев и бомбежек. Молодые историки убедили Ставку отправить их на фронт. "Это сотни интервью с участниками битвы, — говорит Хельбек. – Меня поражает свежесть голосов, отпечаток войны, эмоции".

Пример записи: Сталинград. 5 января 1943 года. Ученому секретарю Белкину рассказывает командующий 62 армией генерал Чуйков. "Нет таких героев, которые бы ничего не боялись. Никто не видит, не знает, что делает Чуйков, когда он остается один, когда нет свидетелей. Но чтобы наш командир вышел к своим подчиненным и показал свою слабую душонку — такие находились, но это выродки".

После Победы о протоколах было приказано забыть. Сталин посчитал беседы слишком субъективными, личными. Но часто откровения проливают свет на общую картину. "Когда немцы сдавались в плен, советские офицеры были в шоке от отсутствия политического сознания немецких солдат, — говорит Йохэн Хельбек. — Немцы не знали, за что они воюют. Они не могли указать цели, не могли сказать, что для них значит Сталинград". С другой стороны — самопожертвование и героизм красноармейцев. Многие западные псевдоученые бесчестно списывают невиданную стойкость на приказ номер 227 – "Ни шагу назад". Хельбек таких выводов сторонится.

В пылу ненависти, жестокости страшного сражения оставалось место простым человеческим качествам. Любопытство, удивление, разочарование и вопросы. Какой он — враг, фашист? "Первый контакт, когда советский красноармеец видит немца в живых, — рассказывает Хельбек. — В подвале он замечает грязь и вонь. Чуть не первые слова, которые советские солдаты бросают немецкому генералитету: почему вы такие нечистые?"... Это воспоминание от 31 января 1943 года. До конца битвы всего два дня. Шестая армия Вермахта окружена. В подвале универмага пленен фельдмаршал Паулюс. "Ожидали сияющего фельдмаршала, но он был сломанный человек, — поясняет историк. — Лежал на своей кровати, был в фуражке, был небритым, нечистым".

Сталинградские протоколы — это еще и фотоэпопея. "На фотографиях, как и в протоколах, вы видите отпечаток военных эмоций — гордость, самоуверенность солдат", – комментирует автор книги. Любой документ бесценен. Вот стенограмма беседы с простой медсестрой Верой Гуровой, которая воюет еще с финской. "Шестьсот-семьсот раненых в сутки – это колоссальное число. Очень мало тех, кто при тяжелом ранении теряет свой моральный облик", — говорит медсестра.

И Гурову, и остальных героев протоколов Йохан Хельбек искал. Надеялся, но не нашел никого. Был на Мамаевом кургане, слушал ветеранов Сталинграда. Спустя 70 лет они помнят каждую секунду. "Я подумал — выдержим ли мы, — вспоминает участник Сталинградской битвы Владимир Торов, полковник в отставке. — Я уперся локтями в бруствер и про себя тихо начал говорить. Про себя — не командуя. "Подготовиться к атаке танков противника". И тут справа и слева от окопа к окопу послышались звонкие голоса солдат: "Подготовиться к атаке противника!" И я почувствовал, что мы выстоим и этот бой". 

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере