Сергей Иванов: "двадцатка" действует в интересах глобальной экономики

Россия оказалась во главе глобальной компании: 1 декабря — начало председательства нашей страны в G-20. "Большая двадцатка" самых больших экономик мира — это хорошо известная нам старая добрая "восьмерка". В Европе это — отдельно взятые Британия, Германия, Италия и Франция и в целом Евросоюз. В Северной Америке это — Канада и США. А на Дальнем Востоке это — до поры до времени одинокая Япония. Такие разные, все вместе мы, тем не менее, представляли Север.  Но мир изменился.

Поднимается Юг. И к числу самых больших экономик мира теперь относятся "звезды" Азиатско-Тихоокеанского региона: Австралия, Индонезия, Корея и, конечно же, Индия и Китай. В Латинской Америке — Аргентина, Бразилия и Мексика, которая, впрочем, входит с США и Канадой в общий рынок Северной Америки НАФТА. На Ближнем Востоке это — Саудовская Аравия и Турция. В Африке — ЮАР. То есть Север и Юг вместе.  Но в группу БРИКС, группу наиболее крупных развивающихся экономик, относятся сразу Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка. Какая совместная повестка дня связывает столько расширившийся и тесный мир, в интервью "Вестям в субботу" рассказал руководитель администрации президента РФ Сергей Иванов.

- Сергей Борисович, антураж президентской библиотеки навивает философский взгляд на вечное. "Большая двадцатка", председателем которой становится Россия, — это что такое? Это мировое правительство? Это мировой парламент? Мировой Центробанка? Почему России так важно быть ее председателем?

- "Двадцатка" — это сто процентов не мировое правительство, не мировой парламент. Для особо озабоченных граждан даже могу сказать, что это не мировое закулисье. Это неформальный форум ведущих экономик мира. "Двадцатка" представляет или генерирует 90% всего мирового внутреннего валового продукта, 80% всей мировой торговли. На территории стран "двадцатки" проживают две трети населения нашей планеты. Вот что такое "двадцатка".

- Саммит будет проводиться в Константиновском дворце в Петербурге?

- Да.

- То есть никаких дополнительных финансовых вливаний делать не надо?

- Особо больших не надо. Я бы сразу пояснил. Мы говорим "двадцатка", но на самом деле в Петербурге 5-го и 6-го сентября будут присутствовать 33 руководителя делегаций. Почему? Поясню. "Двадцатка" — это двадцать ведущих экономически и финансово развитых стран, но по традиции приглашаются гости "двадцатки". Это так называемый outreach. Мы расширяем формат  и хотим показать, что "двадцатка" — это не закрытый и эксклюзивный клуб, несмотря на 90% мирового ВВП.  Мы прислушиваемся и действуем в интересах глобальной экономики, которая коснется любой страны безотносительно уровня ее развития. Кроме того, мы приглашаем руководителей крупных международных организаций. Нагрузка по сравнению с "восьмеркой" чуть больше. Но основная инфраструктура, конечно, создана — это Константиновский дворец. Есть и другое преимущество Питера. Надеюсь, жители Санкт-Петербурга это оценят. Но надо дождаться форума.

- Мы помним, что вы уроженец Василеостровского района.

- Да. Но мы не собираемся перекрывать центральные улицы. Члены делегации, которые будут проживать вне зоны Константиновского дворца, будут передвигаться по заливу "Ракетами", "Метеорами", чтобы не создавать пробок.

- Не все понимают, но Константиновский дворец находится на выезде из города.

- Мы специально договорились, что не просто будем расселять гостей в центре, а предоставим им номера в гостиницах, которые расположены рядом с пристанями.

- Заодно это и создание какого-то количества рабочих мест на время проведения саммита.

- Разумеется.

- Я хочу задать вопрос, за который мне, может быть, достанется. Проблема — глобальная, а механизмы решения — национальные. И она звучит уже несколько лет. Скажем, Примаков и Киссинджер как сопредседатели Российской группы мудрецов, не раз эту тему развивали и вместе, и порознь. В то же время мы понимаем, что в "двадцатке" есть страны, не очень привычные к тому, чтобы прислушиваться к мнению других. Россия, которая занимает, по разным оценкам, то ли третье, то ли четвертое место в мире с точки зрения золотовалютных запасов, может в разговоре, например, с Соединенными Штатами использовать такой аргумент: ребят, мы же покупаем ваши американские депозитарные расписки и прочие бумаги, финансируем вашу экономику, может быть, вы все-таки послушаете нас, поступите так, а не иначе?

- Я начну издалека. Вы упомянули Евгения Максимовича Примакова и Генри Киссинджера. И того, и другого я неплохо знаю, как я считаю, но Евгения Максимовича, конечно, лучше. Он много лет был моим прямым начальником в Службе внешней разведки. С Генри Киссинджером я даже один на один раз двадцать, наверное, встречался. Очень умный и прозорливый человек. Сделаю лирическое отступление. В память врезалась его цитата, которая в России мало кому известна: "Каждый нормальный молодой человек должен начать свою карьеру либо в спецслужбах, либо в армии".

- И он так начал.

- Да, он так и начал. И он считает, что это правильно. Я следую его заветам. Возвращаясь к вашему вопросу, с одной стороны, я не могу с вами не согласиться. Конечно, американцы не любят, когда им со стороны пытаются дать советы. С другой стороны, я не могу утверждать, что они отвергают любые советы. Американцы играют главенствующую роль в МВФ — это факт. Но даже на прошлом саммите "двадцатки" было согласовано, что необходимо изменить квоты и голоса в МВФ с  учетом роста экономик стран БРИКС.

- Со времен саммита "восьмерки" в Питере, когда Россия в первый раз председательствовала в подобной группе, составной частью российской внешней политики является тезис об энергетической безопасности. Но с тех пор очень многое  изменилось. Может быть, специфическая деталь, но она мне кажется очень важной. Впервые возник почти 20-процентный разрыв между стоимостью нефти Brent в Европе и российской Urals и стоимостью техасской нефти в Штатах, что делает американскую экономику на 20% конкурентоспособнее. Возник пресловутый третий энергопакет в Евросоюзе. Началась экологически варварская разработка в Штатах сланцевого газа. Лет десять назад мы рассуждали категориями, что сейчас,  может быть, "Газпром" еще придет на американский рынок. Картина здорово меняется. На фоне очень изменившейся международной панорамы есть шанс договориться по вопросам энергетики? Ведь энергетика вновь выносится на повестку дня в "двадцатке"?

- Если мы говорим о третьем энергопакете, то это проблема взаимоотношений России и Евросоюза. Это не глобальная проблема, и она, думаю, на "двадцатке" обсуждаться не будет.  Да, там есть много вопросов. Мы принципиально не согласны и не скрываем этого — третий энергопакет просто затрудняет заключение долгосрочных контрактов, и в Европе возникнет просто тупой, извините, дефицит ресурсов. Ведь все больше и больше средств уходит на разведку нефти и газа, потому что это все уходит на Север, значит, это дороже. Транспортировка, переработка и распределение. Если исходить из логики Евросоюза, все это надо разделить. Тогда возникает вопрос: кто будет инвестировать в разведку и транспортировку, если это утрачивает всякий смысл? Кстати, это не единственное наше противоречие с Евросоюзом. Могу привести второе, малоизвестное. Евросоюз принял свой собственный закон о том, что гражданские самолеты, летящие в зоны Евросоюза или вылетающие оттуда, должны платить за эмиссию парниковых газов, поскольку это наносит вред окружающей среде.

- Скрытый протекционизм и "зеленый" налог на самом деле.

- Здесь два аспекта. Во-первых, доля авиации в общих выхлопах транспорта в атмосферу составляет около 1%. 96% — это автомобильный транспорт. О чем мы говорим? И второе: нормы, регулирующие полеты гражданской авиации, определяются ICAO (Международной организацией гражданской авиации), расположенной в Монреале. Американцы и китайцы, узнав об этом законе Евросоюза, приняли свои законы, запрещающие своим компаниям хоть копейку, хоть цент выплачивать странам Евросоюза. Вот что значит одностороннее решение. На этом примере хорошо видно. Все-таки надо решать эти проблемы сообща. Я, кстати, не исключаю, что и наша Дума примет закон, запрещающий российским авиакомпаниям выплачивать так называемые эмиссионные или экологические сборы в пользу Евросоюза, потому что для этого существует другая организация. И не Евросоюзу определять глобальные правила игры на рынке гражданской авиации. То же самое примерно и с газом.

- Каким лет через двадцать вы видите набор основных резервных валют? Про евро вы уже упомянули, а что с остальными?

- Здесь очень легко ошибиться. Это все равно что прогнозировать, например, результат футбольных матчей. Очевидно, что это доллар. Евро, пожалуй, тоже. Есть несколько других валют, которые отчасти можно рассматривать в качестве резервных. Это швейцарский франк — очень надежная и хорошая валюта — английский фунт.

- Австралийский доллар, в который вложилась Россия.

- Японская йена. Очень много сейчас разговоров о создании единой азиатской валюты, и если это состоится, то этой валютой будет, конечно, юань. С другой стороны, юань еще не полностью свободно конвертируемая валюта, поэтому этот процесс еще займет несколько лет. Идут разговоры о создании таких региональных валют в арабском мире. Что касается России, то у рубля есть шанс стать резервной региональной валютой в основном на пространствах СНГ.  Работа эта ведется. Здесь нельзя ожидать очень быстрых результатов. Это просто невозможно. Это незаметная работа, которая занимает годы, идет постепенно. У нас торговля внутри Таможенного союза отчасти идет в рублях. С Китаем мы тоже начали торговать в рублях, избегая дополнительных рисков волатильности основных валют, то есть доллара и евро. Это делает нашу экономику более устойчивой и надежной.

Сегодня