"Мертвые" души "Росагролизинга"

Когда Елена Скрынник заняла кресло министра сельского хозяйства, то в отрасли уже все было хорошо, во всяком случае, по сравнению с началом века. Она сама приняла в этом немалое участие, ведь именно "Росагролизинг", которым она руководила с момента основания, был призван осуществлять поддержку крестьян по всей России и вытащить показатели объемов продукции со дна исторического минимума мирного времени. Эта государственная компания получала финансирование из бюджета, на эти деньги закупала необходимые фермерам технику, оборудование, сырье и отдавала им в лизинг. Когда Скрынник покинула компанию, задолженность по лизинговым выплатам была всего ничего — один миллиард рублей.

В 2009 году у "Росагролизинга" сменилось руководство, причем не без темной истории: преемник Скрынник Леонид Орсик скоропостижно скончался 31 декабря 2009 года, он был гендиректором меньше года, и именно при нем Генеральная прокуратура обратила внимание на "факты расточительного отношения" компании к бюджетным средствам. В частности, в вину компании ставили перевод ее контрагентами полученных от нее "сотен миллионов рублей” в офшоры и на депозиты при задержках поставок техники, расходы на выплату 55 миллионов рублей премий своим сотрудникам и полтора миллиарда на собственные нужды в 2007-2009 годах. Совет директоров, который возглавил Виктор Зубков, вменяемого объяснения получить от Орсика не смог. Генеральный директор умер, на его место пришел новый, и с тех пор долг перед компанией только рос в геометрической прогрессии. В данный момент он составляет 39 миллиардов. За эти три года новые юристы и новые финансисты "Росагролизинга" вскрыли восемь махинаторских схем. Теперь они прекрасно понимают, как и куда уходили деньги.

Например, есть компания "Икс", у нее образовалась задолженность по выплатам перед "Росагролизингом", предположим, за покупку тракторов. Сумма — 50 миллионов. Госкомпании под конец отчетного периода иметь таких должников не выгодно. "Икс" создает две дочерних фирмы – "Игрек" и "Зед". "Росагролизинг" берет в коммерческом банке кредит – те самые 50 миллионов, на них у "Игрека" покупает, например, топливо. "Игрек" быстро переводит эту сумму материнской компании, и "Икс" спокойно закрывает свой долг за тракторы. Но "Росагролизингу" топливо даже на бумаге не нужно, и госкомпания перепродает его фирме "Зед" снова за 50 миллионов. То, что "Зед" эти деньги не собирается возвращать, всем понятно, но это случится уже в следующем отчетном периоде, а до него еще дожить надо. Схема очень напоминает игру в наперстки – кручу, верчу, обмануть хочу.

 

А вот схема, которая вполне могла стать сюжетом для современного варианта “Мертвых душ”: сырье существовало лишь на бумаге. Готовился пакет документов, он служил основанием для перевода средств, мифическое сырье продавалось, разгружались мифические же вагоны, на это тоже есть соответствующие бумаги, а покупатель – тут налицо коллективный сговор – вскоре объявлял себя банкротом и исчезал.

Когда появился "Росагролизинг", где можно было получить самую современную технику всего под 1,5 процента годовых, сельхозпроизводители воспаряли было духом, ведь кредитные ставки коммерческих банков их ставили на колени, но вскоре они поняли, что хрен редьки не слаще. "Росагролизинг" начал диктовать свои правила игры.

По официальным данным, в 2009 году поставлялось 340 позиций от 27 поставщиков, причем тогда в роли поставщиков чаще всего выступали посредники — в 70 случаях из 100. Теперь "Росагролизинг" работает более чем с 80 реальными отечественными производителями и предлагает в лизинг 1400 единиц техники и оборудования.

"Росагролизинг" покупал технику по ценам выше, чем на рынке на десятки процентов. Это, по всей видимости, было необходимо, чтоб провернуть еще одну схему. Госкомпания говорит сельхозпроизводителю, что есть только один поставщик оборудования, например, элеватора. Его рыночная цена составляет 250 миллионов рублей, вот только "Росагролизинг" называет сумму почти в два раза больше – 450 миллионов. Элеватор действительно изготавливают, и фермер получает его в лизинг, с учетом процентов он уже должен выплатить 480 миллионов. Вроде и ладно. Но первый вопрос: кто и как поделил ту самую ценовую разницу – 200 миллионов? На чьих счетах они растворились? Вопрос второй: разве так должна выглядеть господдержка сельхозпроизводителей, когда их вынуждают приобретать оборудование в два раза дороже, чем оно стоит на самом деле?

В это время деньги оседали на счетах, в том числе и компании "Брайс-Бекер", среди совладельцев которой числилась Елена Скрынник, и руководителями которой были двое сотрудников "Росагролизинга" — Яна Муляр и Иван Горожанкин. В Лондон они регулярно летали в командировки. Британские системы мониторинга компаний — доступ к ним в Интернете открытый — позволяют посмотреть, кто, где и когда работал в той или иной компании. "Брайс-Бекер" и еще несколько компаний под руководством Яны Муляр и Ивана Горожанкина — все эти фирмы связаны прямо-таки материнскими узами. Они в "Росагролизинге", понятно дело, уже не работают. Если верить социальным сетям, оба выпускника МГИМО дружат и живут в Лондоне.

В махинации было вовлечено огромное количество людей, и понятно, что о них знали, просто сейчас заговорили. В Липецкой области по факту хищений уже заведено уголовное дело — видимо, оно будет далеко не последнее — по факту присвоения более 500 миллионов рублей. Главный фигурант — коллега Елены Скрынник по министерству, а до 2009 года — региональный представитель "Росагролизинга" Олег Донских, который сейчас в бегах. Деньги были присвоены путем фиктивных сделок о поставках оборудования для спиртовых заводов, ферм крупного рогатого скота и других сельхозпредприятий и, по некоторым версиям, осели на счетах "АгроЕвроСоюз", компании, принадлежащей брату бывшего министра Леониду Новицкому.

Игорь Осадчий был финдиректором липецкого агрохолдинга "Агрохим", когда он осознал, что его пытаются вовлечь в махинацию, предпочел уволиться. Его попросили по-хорошему молчать, но почему-то предпочли по-плохому заставить. На память от выстрела остался шрам на груди. После этого Осадчий решил рассказать, все что знает.

39 миллиардов — это общая сумма более тысячи исковых заявлений, которые "Росагролизинг" подал на недобросовестных поставщиков. Три последних года сотрудники "Росагролизинга" ездят к должникам с инспекцией. Вот как выглядела попытка попасть на одно из сельхозпредприятний в Нижегородской области, агроферму, входящую в “Корпорацию Сантимир”.

При осмотре на территории агрофермы был обнаружен "КАМАЗ" — за него, как и за прочую технику, давно не платили. Собственник по документам — "Росагролизинг", поэтому грузовик было решено изъять, но не тут-то было. Дорогу заблокировали, машины инспекторов выволокли с фермы волоком, одну — огромный внедорожник — даже вынесли на руках. При этом сын генерального директора группы компаний, изображая жертву наезда, не переставал давать указания, как правильно прицепить трос.

Общая сумма задолженностей компаний из “Корпорации Сантимир” к 2010 году достигла почти 874 миллионов рублей. Здесь должны были быть идеальные условия для хранения интервенционного запаса зерна – это, кстати, ключевое звено в цепочке продовольственной безопасности страны. Инспекторы из "Росагролизинга" увидели горы зерна, гниющего на улице, и деформированные элеваторы — то ли оборудование бракованное, то ли нарушения правил эксплуатации, но зерно в таких хранить нельзя: они просто завалиться могут ненароком.

И еще одно – "Росагролизинг" должен был способствовать развитию сельского хозяйства по всем регионам, но, как уже выяснили следователи генпрокуратуры — большая часть финансирования отправлялись всего в три региона: Липецкая, Нижегородская, Тамбовская области. Именно там появлялись компании, которые выбирали на две третьих сумму кредитного портфеля "Росагролизинга".

Все договоры подписаны лично Скрынник, акты приема-передачи подписывались ее замами, которые потом ушли вслед за ней в Минсельхоз. Поэтому говорить, что это посторонние люди, которых она не знала, нельзя.

Разбираться и доказывать махинации, которые с 2001 по 2009 годы могли быть организованы благодаря существованию государственной лизинговой компании, конечно, будут следователи и суды. И насколько эти противоправные действия были связаны с именем экс-министра сельского хозяйства — тоже вопрос, на который могут ответить только компетентные органы. Но, скорее всего, томов в деле о "мертвых" душах "Росагролизинга" будет гораздо больше, чем о махинаторе Чичикове написал Николай Васильевич Гоголь.

Сегодня