Постправда. Реплика Максима Кононенко

Каждый год составители Оксфордского словаря выбирают слово года. На минувшей неделе словом 2016 года был назван термин "постправда". Сотрудники Оксфордского словаря определяют этот термин так: "Обстоятельства, при которых объективные факты являются менее значимыми для формирования общественного мнения, нежели обращения к эмоциям и личным убеждениям".

Понятие это не новое, но именно в этом году оно пришлось как никогда кстати. Сторонники проигравшей президентские выборы в США Хиллари Клинтон с его помощью теперь объясняют, почему американцы в ходе кампании в общем случае доверяли постам в социальных сетях больше, чем новостям с телеэкранов. То есть делали свой выбор на основе лживой информации из Facebook, а не на основе правдивой информации CNN.

И надо же такому случиться, что именно в ту неделю, когда термин "постправда" стал словом года, он был ярчайшим образом проиллюстрирован официальными лицами США. То есть самими сторонниками Хиллари Клинтон.

Началось всё с того, что представитель Государственного департамента США Джон Кирби в очередной раз обвинил Россию в нанесении ударов по сирийским больницам. А информацию об этих ударах Госдепартамент получил от "заслуживающих доверия гуманитарных организаций". В ходе брифинга корреспондент российского телеканала попросила его уточнить, по каким именно сирийским больницам наносились удары. На что господин Кирби неожиданно и как-то не очень вежливо порекомендовал корреспонденту обратиться к российскому правительству. "Попросите у них список больниц, по которым вы наносите удары", — отвечал Кирби.

Такое малопрофессиональное поведение несколько удивило других присутствовавших на брифинге журналистов. Инцидент приобрел такой резонанс, что президенту США Бараку Обаме пришлось упомянуть его во время встречи с канцлером Германии Ангелой Меркель. И вот что сказал президент:

"В эпоху столь активной дезинформации, когда ложные сведения подаются в очень красивой упаковке и выглядят одинаково на странице Facebook и на экране телевизора... Когда чересчур рьяная реакция со стороны американского должностного лица сравнивается с постоянными жестокими репрессиями в других странах… Если всё будет восприниматься одинаково, если не будет делаться никаких различий, мы не будем знать, что нам следует защищать, за что нам следует бороться."

Вроде бы всё ясно: на экране американского телевизора — правда, а на странице Facebook - красиво упакованная дезинформация. Та самая постправда, которая так мешает. И надо сделать правильный выбор, иначе не будет понятно, за что бороться. Если по телевизору сказали, что русские разбомбили больницы, — значит, так оно и есть. А сомневаться в этом — значит, лить воду на мельницу тех, у кого постоянные жестокие репрессии и всё такое.

И тут вдруг на сцену выходит сама "заслуживающая доверия гуманитарная организация". Которая оказалась всего одна, но какая! Только вслушайтесь, это же музыка сфер: турецкий офис Сирийского американского медицинского сообщества, зарегистрированного в штате Иллионойс и со штаб-квартирой в Вашингтоне. И вот этот самый турецкий офис сообщает, что им (внимание!) неизвестно, кто именно наносил удары по больницам. Представителей самого Сирийского американского медицинского сообщества в Сирии нет. А об ударах по больницам они знают только со слов очевидцев, которые неизвестны.

И вот мы с вами, кажется, начинаем понимать, что же такое постправда на самом деле, а не на словах сторонников Хиллари Клинтон.

Барак Обама сказал, что мы должны сделать выбор между экраном телевизора и дезинформацией. И что же нам выбрать, если мы видим, как официальный представитель Госдепартамента рассказывает журналистам откровенную дезинформацию? А они потом будут пересказывать эту дезинформацию с телеэкранов. И телезритель узнает, что русские разбомбили последний госпиталь в Алеппо 10 июня, 28 июля, 19 августа, 1 октября, 14 октября, 17 ноября. И каждый раз это именно последний госпиталь, и с его разрушением в Алеппо других больниц больше нет. И город остается без медицинской помощи вообще. Вот уже полгода как.

А зритель — ведь не дурак, он всё это видит. И, разумеется, в таких обстоятельствах он выбирает Facebook. Ему ничего другого не остается. Он же должен выбрать! Иначе непонятно, за что бороться.

И всё получается в строгом соответствии с определением Оксфордского словаря: "Обстоятельства, при которых объективные факты являются менее значимыми для формирования общественного мнения". Ну, просто потому, что ни в какие объективные факты американцы больше не верят.

И между враньем американских телеканалов и враньем на Facebook американец, разумеется, выбирает вранье на Facebook. Оно хотя бы веселое.