Андрей Воробьев: вход в политику открыт

Мы уже знаем результат выборов 4 марта. Но вот что будет после 7 мая, то есть после инаугурации? Какие перемены ждут правительство, особенно на фоне вопросов, которые в адрес иных министров задает общество? Недостатка в прогнозах нет, но почему-то есть ощущение, что многим политологам, рискнувшим поучаствовать в неизбежных интригах вокруг распределения правительственных постов, потом придется брать свои слова обратно. Тем более что действующий президент и кандидат в премьеры Дмитрий Медведев предлагает решать эти вопросы в новой матрице.

В "Сколково" он провел встречу с комитетом своих сторонников, которые вовлечены в создание еще и "Открытого" правительства. Что это такое? Уже в ходе этой дискуссии прозвучало несколько необычных предложений, например, введение экзаменов, а также интернет-конкурсов при замещении даже самых высоких должностей — замминистров. А еще предлагается теперь и чиновникам монетизировать льготы, а также ограничить пребывания на одной должности — максимум на 6 лет. Но это уже частности. Но это может случиться в недалеком будущем. А что будет уже на следующей неделе, например, вокруг МВД? Об итогах встречи "Вестям в субботу" рассказал один из ее участников — заместитель председателя Госдумы РФ, руководитель фракции "Единая Россия" Андрей Воробьев.

- Андрей Юрьевич, при всем соблазне поговорить о таком том, что происходит на самых высших эшелонах нашей власти, хотелось бы все-таки начать с самой злободневной темы. 19 марта в Думе вы будете обсуждать сроки приглашения министра внутренних дел Нургалиева. На фоне того, что происходит в Казани, того, что произошло в Брянске, где пропала девочка, о чем вы собираетесь говорить с министром? К каким выводам вы готовы?

- Действительно, тема работы полиции крайне актуальна, и общество должно знать, какие изменения происходят в этом очень важном, чувствительном для каждого человека ведомстве. В этой связи есть инициатива депутатов, которую мы будем обсуждать на совете Думы. Я уверен, что итогом станет приглашение Рашида Нургалиева в парламент, чтобы еще раз проанализировать и посмотреть, что удалось решить, какие успехи есть у нашей полиции и что, к сожалению, не решено. Вопиющие случаи в Казани. Подобное происходит и в других регионах. Это должно стать исключением.

- Тотальная переаттестация.

- Это дополнительная работа над совершенствованием культуры полицейских, дополнительное разъяснение их миссии. Мы все хотим, чтобы наша полиция нас берегла.

- Крови требовать будете?

- Мы будем обсуждать вопросы, которые волнуют людей. И если в каких-то регионах мы до сих пор видим упущения, безалаберное, грубое, непозволительное отношение к людям, безусловно, будем принимать принципиальные решения.

На прошедшей неделе звучала мысль и о большей открытости парламента. Очень неожиданно из президиума на трибуну Государственной Думы перешел спикер Сергей Нарышкин, который, в частности, предложил изменить регламент, чтобы чаще приглашать в Думу непарламентские партии и вообще предложил усилить контроль над правительством.

- Сергей Евгеньевич, не каждый день спикер покидает свое место, выходит на трибуну и обращается к парламенту с таким философским заявлением. Если вдуматься, то бывший глава администрации президента и администрации аппарата правительства не должен выступать с заявлениями о подчеркнутой независимости парламента. Тем не менее, вы с ним выступили. Почему?

- Это объясняется новым этапом в развитии нашей страны, новыми социально-политическими условиями, условиями развития демократии, гражданского общества, институтов гражданского общества, когда право творчества является определяющим фактором развития страны на ближайшие годы. Я изложил те позиции, которые считаю нужным изложить в части завоевания, приобретения дополнительного авторитета, дополнительной репутации, дополнительной самостоятельности парламента.

- Предыдущие два созыва Государственной Думы отличались, в частности, тем, что абсолютное большинство законопроектов, которые обсуждала Дума, исходило из правительства или из администрации президента. Вы рассчитываете, что эта пропорция теперь поменяется, что парламент чаще будет сам автором тех или иных инициатив?

- Дело даже не в том, кто чаще является автором тех или иных законодательных инициатив. Обсуждение этих инициатив должно быть открытым, потому что парламент сам по себе — это открытый институт. В парламенте работают четыре фракции. Но ведь этим политический ландшафт не ограничивается, есть еще три политические партии, не имеющие своих представителей в парламенте. А через какое-то время таких партий будет много.

- Уже 68 заявок.

- Будет много. Слушать нужно всех, потому что даже маленькие политические партии имеют своих избирателей, а значит, они отражают мнение хоть маленьких, но групп наших граждан.

- Вы сейчас сказали одну очень интересную вещь. Позвольте мне ее чуть-чуть интерпретировать. Прошло первое чтение нового Закона "О регистрации политических партий". Снижение планки с 45 тысяч до всего 500 человек. ЛДПР и "Единая Россия" проголосовали "за", коммунисты и справедливороссы — "против". Но, тем не менее, закон начал движение. Но из того, что вы только что сказали, следует, что, несмотря на изменение правил создания политических партий, новых выборов в Думе не будет. Вы призываете существующие думские фракции максимально внимательно прислушиваться ко всем настроениям в обществе, но, тем не менее, Думу сохранить в том виде, в каком она есть?

- Именно так. Другого решения нет. Государственная Дума шестого созыва будет работать в течение пяти лет, которые положены конституцией.

- Вскоре Госдуме предстоит рассмотреть кандидатуру нового премьер-министра. Из вашего заявления, прозвучавшего с думской трибуны, следует, что в этот раз обсуждение будет проходить каким-то другим образом. А что может происходить другим образом? По конституции вы утверждаете или не утверждаете премьер-министра. Например, вы не можете обсуждать конкретных министров — это прерогатива президента и премьера. Или вы все-таки рассчитываете на то, что соответствующие консультации в этот раз будут проведены и с вашим участием?

- Как парламент, так и правительство несут одинаковую ответственность и за настоящее, и за будущее нашей страны. Я не исключаю, что возможны и дискуссии, и консультации о составе правительства, хотя это, конечно, не является прерогативой парламента. Главное — деловой и конструктивный разговор о настоящем и будущем нашей страны, о планах, перспективах.

- Ряд глав парламентских фракций, присутствовавших на встрече, — участвовали в президентских выборах. Одним из заметных событий по окончании президентской кампании была встреча Путина с Мироновым, Жириновским и Прохоровым. Жириновский сказал: "Рассчитываем на то, что у нас будет с вами диалог и часть наших предложений станет составной частью будущей повестки дня". Когда дело дойдет до голосования, например, по премьер-министру в Думе, ЛДПР может сказать: может быть, нам министерский пост какой-нибудь дадите? По конституции это не предмет для разговора в стенах Думы, но он может состояться. Вы и как бывший глава кремлевской администрации, и как спикер Думы к такому повороту как отнесетесь?

- Трудно предугадать те вопросы, которые могут быть заданы депутатами Государственной Думы кандидату в премьер-министры. Но вопросы такие заданы быть могут. Я не нахожу в этом ничего странного. В Думе должен всегда вестись открытый профессиональный диалог. Это залог и авторитета, и самостоятельности Думы.

- Андрей Юрьевич, я видел одну немыслимую сцену — единоросс Марат Сафин перегнулся через проход к коммунисту Николаю Харитонову. Они что-то бурно и явно по-дружески обсуждали. Этот образ я хочу использовать для очень конкретного вопроса. Когда дело дойдет до голосования по кандидатуре премьер-министра, опять будет голосовать только "Единая Россия" за него, как в случае с Нарышкиным, или вы рассчитываете на создание неких межпартийных альянсов, точнее — межпартийного понимания?

- Я не настолько прозорлив, чтобы предугадать, кто за кого будет голосовать. Мы рассчитываем, что наша парламентская культура совершенствуется, проходит этапы созревания. Она предполагает принципиальный подход, вопросы и справедливые решения. Если кандидатура, которая будет внесена, будет открыто обсуждаться, удовлетворять ту или иную фракцию — а они получают ответы на вопросы, и это оправдывает их ожидания — она ее поддержит. Вы знаете, что до сих пор в пятом созыве, если партия "Единая Россия" голосовала "за", они оппозиционные партии — "против".

- Были исключения, но в целом философия такая.

- Не было важно, пенсия, пособия, бюджет — голосовали "против". Я думаю, что сейчас ситуация меняется, и мы не будем одиноки, когда будем поддерживать внесенную кандидатуру.

- А вы — это одна фракция "Единая Россия" или три-четыре? Прозвучала версия о том, что "Единая Россия" будет дробиться в Думе.

- Мы всегда в центре внимания, и разные слухи ходят. Я отвечал на этот вопрос, что история высосана из пальца. В наши жизненные планы точно не входит распадаться. Мы понимаем, что прошли определенные серьезные этапы партийного строительства. Было время, когда нам отдавала голоса четверть населения,25%, 37% — в 2003 году, 64% — в 2007-м. Сейчас мы получили очень высокий процент доверия — 49%. И распадаться, как-то уклоняться от той ответственности, которую мы на себя взяли, было бы легкомысленным, неправильным и недопустимым поступком. Поэтому мы — одна дружная команда. Мы принимаем, обсуждаем законы. Двери в парламент открыты для всех политических партий — парламентских, непарламентских, общественных организаций. Все, кто неравнодушен, должны принимать участие в работе Государственной Думы.

- В продолжение того, о чем мы говорили с Сергеем Нарышкиным. Он предлагает даже изменить регламент парламента и чаще приглашать непарламетские партии.

- Да, есть такая идея.

- Но незарегистрированная пока партия "Парнас", несистемная оппозиция, отказалась от дальнейшего участия в обсуждении тех законопроектов о политической реформе, которые сейчас поступили в Думу.

- Это их каприз. Если их почерк, их стиль работы будет и дальше таков, то это останется на их совести. Вряд ли с таким настроением они могут рассчитывать на результат. Президент собирал рабочую группу, чтобы была совместная работа. Состоялся комитет, все поправки мы прошли. И 20 марта примем во втором чтении, а 21-го в третьем чтении примем Закон "О политических партиях". А дальше все — вход в политику открыт. Все поправки рабочей группы были учтены. Вход в политику открыт. Добро пожаловать! И уже осенью на региональных выборах каждая зарегистрировавшаяся партия может себя проявить, может доказать свою состоятельность, показать своих лидеров, свою программу, высказать смелые идеи. Если их будут разделять граждане нашей страны, партия заручится доверием.