В США ребенка из России делят две мамы-лесбиянки

Российские следователи сейчас занимаются делом еще одного усыновленного в США ребенка из России — Егора Шатабалова. Его приемная мать во время усыновления скрыла, что состоит в однополом браке. Теперь пара распалась, и обе женщины борются за право опеки над мальчиком. В МИД России уверены, что сложившаяся ситуация серьезно вредит психическому здоровью ребенка.

Десятилетний Егор Шатабалов уже 6 лет живет в США. Но в Кемеровском доме ребенка его до сих пор хорошо помнят: активный и общительный ребенок, он очень любил выступать на детских праздниках.

В 2007 году по решению российского суда был передан на воспитание в семью Марсии Энн Брандт, когда ему было 4 года. Тогда ни суд, ни сам Егор и не догадывались, что в Штатах вместо папы, его ждет еще одна мама. Дело в том, что по данным российского посольства в Вашингтоне, на момент усыновления женщина состояла в гомосексуальных отношениях со своей партнершей Бет Чепман.

"Когда иностранное усыновление, то здесь очень трудно отследить судьбу детей. И первая информация идет только через полгода. Новые родители, новая обстановка, чужой язык – адаптация проходит сложнее", — поясняет врач-педиатр Кемеровского дома ребенка Татьяна Скворцова.

Женщины жили гражданским браком с 2002 года и мечтали о ребенке. После безуспешных попыток завести потомство, гей-пара решила усыновить ребенка из России.

Их выбор остановился на четырехлетнем Егора, как они называют его на американский манер. И все бы хорошо, но в документах на усыновление единственной матерью Егора была указана Марсия Брандт. И ни слова – об однополом союзе.

"Американская гражданка проживала в однополом браке с некой Бет Чепмен. При этом Брандт в российском суде сознательно скрыла данное обстоятельство, чтобы обойти Семейный кодекс Российской Федерации, в котором недвусмысленно зафиксировано, что семья — это брачный союз между мужчиной и женщиной", — уточнил уполномоченный МИД по правам человека Константин Долгов.

Когда мальчик переехал в США, Бет Чепмен также решила его усыновить, но этот процесс так и не был завершен. А в 2008 году гей-пара распалась. Ребенок остался жить с домохозяйкой Бет Чепмен, которая формально так и не стала опекуном, а Марсия Брандт обеспечивала их деньгами, а также регулярно виделась с мальчиком. Так продолжалось несколько лет.

Но в 2011 году Брандт забрала Егора на выходные и отказалась его возвращать. Желая стать единственным опекуном ребенка, она обратилась в суд. Но американский судья счел, что образ жизни Чепмен больше подходит для воспитания ребенка.

"Между ними начались бесконечные судебные тяжбы за право опеки над ребенком. Таким образом он оказался втянут в выяснение весьма сомнительных с точки зрения морали и нравственности отношений", — констатирует Долгов.

Российский МИД уже приступил к выяснению обстоятельств усыновления Егора Шатабалова. Но пока известно лишь то, что российским дипломатам было отказано в консульском доступе к ребенку.