Памяти Анатолия Уткина

В Москве вспоминают безвременно ушедшего Анатолия Уткина – одного из самых известных историков современности. Его специализацией была политика США, а авторитет в этой области был настолько высок, что в самой Америке книги Уткина буквально сметали с полок. В годовщину кончины великого мыслителя в Москве прошел вечер его памяти.

Букет от профессора из Нью-Йорка, телеграммы из Стамбула, Дубровника, Парижа, отовсюду, где историк Анатолий Уткин печатался и читал лекции. Спустя год после его смерти коллеги уверены, что лучше него никто и никогда об Америке больше не расскажет. Доктор исторических наук, глава Фонда исторической перспективы Наталья Нарочницкая вспоминает: "Анатолий Иванович Уткин был тем фундаментальным американистом, который, сохраняя критическое отношение к политике США в отношении России в последние десятилетия, никогда не опускался до того, чтобы возненавидеть Соединенные Штаты и американский народ".

Его, профессора Института США и Канады, называли философом и писателем. Его учебники увлекают как романы, поэтому и вечер памяти решили провести в Доме литератора. Книги Уткина о Рузвельте, Джефферсоне и Вильсоне на их же родине, в Соединенных Штатах, стали лучшими иностранными биографиями. Слухи ходили о его работоспособности: просыпался в шесть часов утра, до восьми часов в кровати писал, потом шел в институт. Ходили легенды и о его феноменальной памяти. Вдова Анатолия Уткина Валентина Федотова вспоминает: "Скажем, у нас спрашивали номер нашего телефона. Он называл первые цифры, а потом говорит: "Год взятия Казани". Ему было очень странно, что кто-то может этого не знать – 1552 год".

Еще будучи студентом, Анатолий Иванович на спор за два дня наизусть выучил учебник. По свидетельству жены, он не работал только в последнюю неделю перед смертью, так как тяжело болел. Столько научных трудов, сколько у профессора Уткина, нет ни у одного историка – 70 книг и монографий. Он знал всю внутреннюю "кухню" администрации и давал самые точные оценки – от Великой депрессии до "Бури в пустыне". Доцент МГУ Борис Межуев вспоминает: "Анатолий Иванович был убежден, что Америка не пропустит Барака Обаму. Может, он формально ошибся, зато предвидел то мощное консервативное сопротивление, которые мы видим сейчас".

Его интересы были куда шире, чем история США: международные отношения, отношения с Западом, войны – Первая мировая, Вторая мировая, русско-японская, холодная. Он легко мог ответить на вопрос о том, что происходило в мире в 1211 году или 1867 году.

Друзья сожалеют, что Анатолий Уткин, дожив всего до 65 лет, не стал академиком. Для этого у него было все – блестящий интеллект, энциклопедические знания и аристократизм.