Пятую жену Проскурина обвинили в нарушении последней воли актера

Кадр из программы "Андрей Малахов. Прямой эфир". Очная ставка: две жены Виктора Проскурина в борьбе за наследство

В эфире телеканала "Россия 1" Ирина Смурова – четвертая жена Виктора Проскурина, обвинила его пятую супругу Ирину Хонду в нарушении последней воли актера, а также в том, что он умирал в больнице в одиночестве.

Проскурин желал, чтобы прах его был развеян над водой, но Ирина Хонда похоронила актера по христианским традициям.

Смурова также считает, что даже в условиях пандемии коронавируса можно было бы прорваться в реанимацию.

Кроме того, четвертая супруга Виктора Проскурина утверждает, что была в курсе событий семейной жизни бывшего мужа, и уверена, что развод с Хондой не был фиктивным, как ранее утверждала пятая жена актера.

Между тем, резонанс вызвала ситуация с завещанием, написанным Проскуриным еще в 2002 году. Согласно этому документу, роскошная квартира на Покровке в Москве переходит именно четвертой жене, а не последней супруге и не единственной дочери актера Александре Бледной.

Друг Проскурина – продюсер Марк Рудинштейн считает, что завещание на имя Смуровой могло быть написано под давлением, и удивляется, что он подарил недвижимость "этой женщине", а не дочери и жене.

О том, Проскурин очень переживал о невозможности отозвать завещание, говорит и народный артист России Евгений Герасимов.

Между тем, адвокат Иван Миронов уверен: при желании Виктор Проскурин мог оспорить дарственную от 2002 года.

Что, как уверяет Смурова, говорил ей актер незадолго перед смертью об отношениях с Ириной Хондой, и почему отказывается считать ее вдовой актера?

Почему Проскурин не переписал завещание, составленное 18 лет назад в пользу четвертой жены? Как на это реагирует его дочь, и смогут ли договориться между собой близкие женщины знаменитого актера?