Не хватает твердой власти: Франция сваливается в гражданскую войну

Франция. Казалось бы, обычное дело. В пригороде города Сент-Этьен жители пожаловались на шум. На вызов приехал патруль. В одного из полицейских полетел тяжелый предмет. И прямо в висок. 50-летний страж порядка, отец двоих детей – в коме. Преступники скрылись.

5 мая в Авиньоне во время операции по задержанию наркоторговца был застрелен 36-летний полицейский Эрик Массон, у него остались две маленькие дочки. Недавно на акцию в память о погибшем в Авиньоне вышли около тысячи человек, в том числе полицейские. Они высказали то, что во Франции сейчас у всех на устах: слишком много смертей.

Достучаться до президента Макрона и властей французские силовики пытаются почти месяц. Были три открытых письма, и в каждом – крик души и боль за свою любимую Францию. Первое письмо было опубликовано в конце апреля. 20 отставных генералов и более тысячи офицеров, служивших в армии, полиции или жандармерии заявили, что Франции "грозит смертельная опасность" и нужно сделать все, чтобы спасти страну от развала и от войны на расовой почве: "Развал, который, используя идеологию исламизма и наличия молодежных банд в пригородах, приводит к отделению от страны множества ее частей и превращению их в территории, которые подчиняются своим средневековым обычаям, противоречащим нашей Конституции". Что было дальше?

Очередное письмо сменяется другим. Военные – бывшие, действующие – новобранцы и вот теперь полицейские – все твердят об одном: ситуация дошла до точки невозврата, и многие во французском обществе это понимают.

"Мы сваливаемся в гражданскую войну, я слышу ее приближение, люди убивают друг друга на улицах. Куда мы идем? Мне 84 года, я видел две войны, я не хочу третью – гражданскую, которая наступает. Если мы не проснемся, она наступит", – уверен Реми Майяр, житель Авиньона.

"Нам не хватает твердой власти, мы видим это каждый день повсюду, в парижском регионе, в Лионе, в Марселе. Это по всей Франции", – говорят местные жители.

Целыми районами правят банды, которые на деньги от наркоторговли финансируют в том числе джихадистов. Оборот – около 3 миллиардов евро в год. Наркотические хабы рассыпаны уже по всей стране. На Лазурном берегу, в Ницце, где за последние годы произошли два теракта, один район в руках исламистов, еще три – в руках наркоторговцев. Люди, которые согласились провести экскурсию, просят не показывать их лицо.

"Если мы здесь выйдем, нас за 5 минут возьмут в окружение. В лучшем случае разобьют машину, в худшем, если они на нервах и мы в центре квартала, достанут оружие. Они убили полицейского, сейчас уже можно все, нет больше границ. Они не местные, многие – мигранты нелегальные или из других городов, большинство несовершеннолетние, очень молодые, и они ничего не боятся", – говорят нам.

У сети четкая структура. На каждом углу – смотрящие, обычно подростки, за дозор они получают около 200 евро в день. Дороги перегорожены мусорными баками – чужим не откроют. На стенах открыто пишут расценки на товар. Грамм кокаина, например, продают за 40 евро. На стенах записывают номера машин полицейских в штатском, которые занимаются облавами. Но задержанных здесь довольно быстро отпускают. В Сен-Дени в апреле на стенах вывесили украденную из соцсетей свадебную фотографию одного из стражей порядка, призвали к расправе.

По оценке полиции, уже около 600 районов полностью контролируются наркомафией, которая неплохо вооружена. Полиция там – это враг, которого в худшем случае убивают, а в лучшем – прогоняют камнями, бутылками с зажигательной смесью и выстрелами из мортир. Сообщения – это как сводки с фронта. На Лазурном берегу в городе Фрежюс ранены трое полицейских, в Луаре 50-летнему бригадному генералу выпустили салют прямо в голову, он в реанимации.

"Сегодня у нас идет гражданская война. Каждый день мои коллеги из полиции и жандармерии подвергаются нападениям наркотеррористов. Эти дилеры очень часто связанны с радикальным исламом, они финансируют джихадистские круги внутри нашей страны. Нужно, чтобы власти выполняли свои обязательства. Мы больше не можем мириться с тем, что каждые 12 дней коллег то обезглавливают в комиссариате, то выпускают им пули в голову продавцы наркотиков", – отметил Мишель Торис – генеральный секретарь профсоюза французских полицейских.

Речь идет про Авиньон, когда-то крупнейший центр католичества в XIV веке, известный как город французских пап, в котором до эпидемии проводили грандиозные театральные фестивали.

Точка по продаже наркотиков, о которой знали все, расположена в самом центре исторического города. Полицейские задержали здесь женщину, которая купила дурманящие вещества. В этот момент к сотрудникам в штатском подошли двое молодых людей, и когда один из них узнал, что перед ним полицейский, он стал стрелять в упор.

36-летнего Эрика Массона, отца двоих маленьких девочек, убил 19-летний Ильяс, уже несколько раз судимый за наркотики и насилие. Рос без отца, в преступных кругах получил прозвище Превосходный. Его сообщник 20-летний Аюб вместе с ним пытался бежать в Испанию.

"Молодежь становится все более и более агрессивной, потому что окружение тому способствует. Это серьезно. Я боюсь уже выходить за продуктами, стараюсь делать это рано утром. Потом закрываюсь дома. Я боюсь отсутствия безопасности, в мой адрес летят оскорбления от шпаны, пацанов, которые по району гоняют на заднем колесе, оскорбляют меня за то, что я француз", – говорит местных житель. Он до сих пор в шоке, потому что момент убийства полицейского видел сам – его окно ровно напротив.

Казалось бы, человек, который живет здесь, советует нам быть очень и очень осторожными не только здесь, но и во всем городе, облик которого тоже меняется.

Мигранты – еще одна головная боль Франции. Из 42 террористов, начиная с 2015 года, лишь четверо были местными. Остальные — приезжие или с корнями, уходящими за рубеж. Они часто живут в неустроенных пригородах, у них не получается интегрироваться во французское общество, они вливаются в криминальные круги, где легко попадают под влияние экстремистских идей.

Мы находимся в районе Ариан, здесь самая большая концентрация радикальных исламистов в Ницце, и это – база для отправки джихадистов в Ирак, Сирию и Афганистан.

В этом деле замешаны большие деньги и множество неправительственных организаций, которые селят нелегалов в многоэтажных домах. Для этого не нужно иметь никаких бумаг, при заселении не просят ничего, кроме денег: в среднем берут по 300 евро с человека. А кто там живет и что делает, никого не интересует.

Внутри зачастую даже нет света. Из мебели – только матрацы на полу и некое подобие стола, сооруженное из пустых ящиков. Регулярно таких незаконных обитателей пытаются выселять, но если в квартире есть дети, то делать это уже приходится через суд, и занимает рассмотрение вопроса не один месяц. Но главное, что выдворять из Франции все равно никого не станут, – дорого, нужно согласие властей другой страны.

"Недавно мы наткнулись на троих человек, у одного вообще не было документов, у двух других – иностранные паспорта. Мы вызвали полицию, те их тут же на месте отпустили. Если они не совершили чего-то серьезного, не накинулись, например, с кулаками на людей, то их отпускают", – вздыхают местные жители.

И они по новой занимают помещения в домах, куда полиция и пожарные заезжают только в случае экстренного вызова. И то, часто это заканчивается потасовкой.

Получается, что целые территории отданы на откуп бандам. Местные жители вынуждены терпеть или пытаться в одиночку избавляться от наркодилеров, как, например, районе Сталинград на севере Парижа. Улицы и этажи домов после каждой ночи завалены ложками, шприцами и человеческими экскрементами. Разогнать наркоманов люди попытались петардами. Но авторам таких акций грозит дело, а полиция бездействует, потому как связана по рукам и ногам всевозможными ограничениями.

"Во Франции, когда машина таранит полицейское заграждение, нам запрещено по ней стрелять и начинать погоню, нельзя ее преследовать, чтобы не создавать риск аварий. Поэтому мы сегодня стоим будто с опущенными штанами. Нужно полностью блокировать такие районы и зачищать, наверняка будут раненые и погибшие с обеих сторон, поэтому власти боятся и не хотят ничего ворошить. Но либо они попытаются восстановить общественный порядок, либо эта страна погрузится в хаос, и Франция, какой мы ее знали со времен Второй мировой войны, больше не будет существовать", – считает Мишель Торис.

Власти, в свою очередь, обещают ужесточить ответственность за нападение на полицейских – давать до 30 лет тюрьмы. Что касается военных, которые подписали открытое письмо, им предложили уйти в отставку, юридических оснований наказать иначе нет.

В целом бурную дискуссию о росте агрессии и социальном напряжении в обществе списали на предвыборное время – впереди региональные и президентские выборы. По последним опросам, около 40% полицейских пойдут голосовать за национальное объединение, так что аналитики уже решили, что во второй тур, вероятнее всего, попадут Эммануэль Макрон и Марин Ле Пен. Снова намечается дуэль, исход которой становится все менее очевидным.