Что стало с однополыми парами, судившимися с Россией из-за прав ЛГБТ

Никаких компромиссов для оформления отношений однополых пар в России быть не может. Так в Кремле прокомментировали решение Европейского суда по правам человека. В Брюсселе решили, что Москва почему-то обязана исполнять их законы и регистрировать браки между женщинами или между мужчинами. Кто дал повод к подобному разбирательству и что сейчас происходит с однополыми парами, которые подали иск против нашей страны?

Разрешить однополые браки предлагает нашей стране ЕСПЧ в своем решении по "делу Федотовой и других против Российской Федерации". В Европе иск удовлетворен.

"Суд постановил, что отсутствие каких-либо возможных средств для официального признания однополых пар и их отношений создало конфликт между социальной реальностью заявителей и законом, –сказано в решении ЕСПЧ. – Выбор наиболее подходящей формы регистрации однополых союзов относится к усмотрению государства-ответчика".

Ирина Федотова попала в поле зрения западных СМИ еще в 2009 году, когда в московском загсе ей отказали в регистрации брака с партнершей. Только вот никто не показал, что вскоре пара распалась. Сейчас Федотова, которая живет в Люксембурге, – трансгендер, именующий себя Рене Фет, с татуировкой на лице в виде астрономического символа мужского пола.

"Зачем нужны дополнительные доказательства тому, что уже придумано природой? Продолжение рода возможно только тогда, когда есть мужчина и есть женщина. Только тогда рождаются дети", – говорит председатель общероссийской общественной организации "Совет матерей России" Татьяна Буцкая.

Остальные четверо заявителей судиться начали еще по месту жительства – в городе Грязи Липецкой области, и в 2013-м дата рассмотрения совпала с Днем десантника.

Бойцам ВДВ даже сама постановка вопроса не нравилась, так что защищать права меньшинства пришлось местной полиции, иначе десантники обещали искупать тех в фонтане. На следующий год в Копенгагене один из заявителей Дмитрий Чуносов женился на другом человеке – Иване Ярцеве, а позже и вовсе в одиночестве эмигрировал в Германию. В Берлине – и тоже без своей второй половины – оказалась еще одна заявительница Ильмира Шайхразнова.

"Мы стоим на страже традиционных ценностей, глядя на всю ту вакханалию, которая там у них происходит. Только утираем слезы", – отметил заместитель председателя Госдумы РФ Петр Толстой.

В России вопрос решался на государственном уровне.

"Лет десять назад я точно не могла бы даже предположить, что на смену простым, понятным для нас словам "мама" и "папа" могут прийти какие-то универсальные странные понятия "родитель номер один" и "родитель номер два". Сегодня же это не фантастика, сегодня это реальность в ряде стран", – сказала член рабочей группы по подготовке предложений о внесении поправок в Конституцию РФ Ольга Баталина.

"Пока я президент, у нас не будет "родителя номер один", будут папа и мама", – заверил российский лидер Владимир Путин.

В итоге год назад норма о браке как союзе мужчины и женщины была закреплена в Конституции – после того, как за изменения проголосовало подавляющее большинство. Как ни странно, в большинстве стран Европы однополые браки тоже запрещены. Тех, где они легализованы, лишь четырнадцать, еще в десяти практикуют так называемое партнерство, которое на самом деле весьма ограничивает в правах участников. Где-то им просто нельзя усыновлять детей.

"Эта тематика прав и дискриминации людей нетрадиционной сексуальной ориентации, ЛГБТ, как называют эту категорию, она достаточно активно продвигается, я бы сказал, насаждается", – указал заместитель председателя комитета Совета Федерации РФ по экономической политике Константин Долгов.

Это встречает противостояние. В следующей заветам европейской демократии Грузии попытка провести гей-парад чуть не привела к государственному перевороту. Когда в Тбилиси попытались объяснить, что такая свобода для населения страны неприемлема, тут же получили отповедь от Соединенных Штатов.

"Мы с гордостью будем продолжать защищать ЛГБТ-сообщество от насилия, криминала и дискриминации во всем мире. У нас есть ряд инструментов для того, что призвать к ответу тех, кто несет ответственность за нарушение прав человека и насилие в мире. Санкции – один из таких инструментов", – заявил официальный представитель Госдепартамента США Нед Прайс.

В Польше целые воеводства объявляют свободными от ЛГБТ, в Венгрии принят закон, запрещающий пропаганду движения среди несовершеннолетних – к слову, почти аналогичный тому, что существует в России.

Но в ответ Еврокомиссия грозит судебным преследованием: "У обоих государств есть два месяца, чтобы ответить на аргументы, выдвинутые Европейской комиссией. В противном случае им будет направлено мотивированное мнение, а на следующем этапе последует обращение в суд Европейского союза".

В России – и это тоже теперь закреплено в основном законе – решения международных инстанций не будут действовать, если противоречат внутреннему законодательству.