Тема:

День Победы 79 месяцев назад

В Израиле в День Победы ветераны вспоминают Собибор

В Израиле годовщину победы будут отмечать до конца недели. Парады ветеранов пройдут в Иерусалиме, Тель-Авиве, Хайфе. В Израиле сейчас проживают около 10 тысяч участников Второй мировой. В их числе — бывшие пленные концлагеря Собибор.

Гордые и крепкие старики с солдатским "Георгием", с медалями "За отвагу" — рядовые, лейтенанты, полковники. Самым молодым под девяносто, но как задорно поют они "Казаков" и "Катюшу", шагая под аплодисменты обывателей по улицам Иерусалима, Хайфы, Ашдода! Сегодня — израильтяне, а 67 лет назад — солдаты Красной армии, лишенные возможности сдаться в плен, ибо плен для еврея был равен смерти. Для этих людей 9 мая — свято. Каждый год они собираются вместе и возлагают венки на скромные стелы, установленные по всему Израилю. Каждое 9 мая они выходят парадом победителей на улицы Иерусалима, Хайфы или Ашдода, и у каждого из этих солдат Великой Отечественной есть своя уникальная, потрясающая воображение история.

Особые лагеря — лагеря смерти: Освенцим, Майданек, Треблинка, Собибор, где трубы крематориев дымили днем и ночью, окончательно решая еврейский вопрос Третьего рейха. Рассказывает Семен Моисеевич Розенфельд, бывший узник: "Триста человек раздеваются, стоит вешалочка с номерами и немец объявляет: "Запомните свои номера, придете из бани, получите свежее белье и поедете на работу в Рейх". Люди приняли это за чистую монету. Женщин отправляли отдельно, их стригли непосредственно перед отправкой в газовую камеру. И была такая дорога, она называлась "дорога смерти", с колючей проволокой, и в углу была газовая камера. Их загоняли по триста человек в эту громадную газовую камеру, запускали танковый движок и отработанными газами душили людей".

Семен Моисеевич Розенфельд — красноармеец, узник лагеря смерти Собибор. 18-летний участник единственного в истории Второй Мировой успешного лагерного восстания, когда заключенные, перебив охрану, по минным полям под огнем эсэсовцев вырвались из зоны. Это случилось в октябре 1943-го. Организовал восстание Александр Печерский — советский военнопленный. Яркий, высокий, волевой, он в условиях абсолютной конспирации спланировал операцию по уничтожению германских офицеров, охранявших лагерь. Семен Розенфельд вспоминает: "Я услыхал, что идет колонна с песнями. Это был договор, я об этом не знал, что если с песнями идут эти 100 человек — значит немцев уничтожат. Он выхватил пистолет, выстрелил вверх, — это было рядом со мной. "Вперед за Родину, за Сталина!"

Михаил Андреевич Лев — 96-летний ветеран, партизан, разведчик, писатель. Полвека он собирает и публикует на идиш, русском и иврите документы и книги о Собиборском восстании. Он знает все о трагической жизни Александра Печерского, испытания которого не закончились за колючей проволокой лагеря смерти. Сначала — подрывник партизанского отряда, затем — действующая армия, и капитан СМЕРШа отправляет Печерского в штрафбат. Михаил Лев рассказывает: "О том, что он попал в штрафной батальон, кроме меня никто не знал, ни дочь, ни другие дети. Он мне дал эту справку, что он искупил свой грех кровью. Он не хотел, чтобы об этом знали".

Уже после войны Печерский соседствовал и дружил с другим фронтовиком — Лазарем Любарским. Безработица, сфабрикованное уголовное обвинение, исключение из партии, коммуналка и нищета до самой смерти — все это происходило на глазах Лазаря Моисеевича. Он рассказывает о Печерском: "Он жил на скудные несколько десятков рублей зарплаты. И только где-то в 70-м году ему, я не знаю в силу чего, присудили республиканскую пенсию участника войны и участника восстания — 60 рублей".

Сегодня могила Александра Ароновича Печерского в Ростове-на-Дону выглядит заброшенной. Это могила организатора и вождя беспрецедентного в истории успешного восстания в Собиборе, особом лагере, в газовых камерах которого были уничтожены 250 тысяч евреев и тысяча поляков. Печерский умер в 90-м году, у него не было ни одной государственной награды. Сегодня инициативная группа готовит обращение к президентам России и Израиля об увековечивании памяти безвестного героя. А его боевые товарищи под нестройный армейский оркестр маршируют в этот день по улицам Иерусалима, Хайфы, Ашдода, в стране, где 9 мая чтится так же свято, как и в далекой России.

Сегодня