Узница "Приюта Магдалины" рассказала о рабстве в трудовых лагерях Ирландии

В начале февраля власти Ирландии принесли официальные извинения жертвам произвола, который правительство страны чинило с начала XX века и до 1996 года. За это время более 10 тысяч женщин прошли через "Приюты Магдалины", где бесплатно трудились под присмотром монахинь. Эти "исправительные прачечные" контролировались католической церковью, их было несколько по всей Ирландии. Попадали туда девочки, рожденные вне брака, либо женщины, совершившие различные правонарушения, даже самые незначительные.

Одной из таких заключенных была и Кэтлин Легг. Она попала туда как раз из-за того, что была внебрачным ребенком. Сейчас Кэтлин 77 лет. В интервью газете Sun она вспоминает те годы ужаса и насилия, когда она жила и трудилась в школе Святой Марии в Дублине. И хотя с тех пор прошло уже 60 лет, Кэтлин до сих пор не может забыть то время. Мать двоих детей вспоминает: "Это было рабство. Каждый раз, когда я закрываю глаза ночью, я возвращаюсь туда".

Когда мать Кэтлин отдавала ее в эту школу, она была уверена, что 14-летняя дочь будет жить в обычном интернате для детей, где за ней будут присматривать. Но как только девочка пересекла порог заведения, у нее отняли имя и дали ей номер: 26. Кэтлин рассказывает: "Мы были роботами. Мы потеряли всякое чувство индивидуальности. У нас отобрали свидетельства о рождении. У нас даже не было зеркал и календарей. Я даже не знала, как я выгляжу, а через несколько лет уже не могла понять, когда мой день рождения".

Но самым ужасным в этом заведении был изнуряющий труд. Девочки и юные девушки поднимались на заре, а потом, с 8 утра до 20 вечера они мыли полы, стоя на коленях, гладили простыни и готовили. И все это – в промышленных масштабах: девушкам приходилось управляться с огромными механизмами и тяжелыми сковородками, с которыми бы справился не каждый взрослый. "Это была работа, которая не каждому взрослому под силу, не говоря уже о заброшенных бедных девочках. Некоторым из них было всего 11 лет", – рассказала Кэтлин Легг.

"Однажды я должна была достать картофель из огромной пароварки. Я обожгла руки и отбросила сковороду. Было очень больно. Но монахини-надсмотрщицы только посмеялись. Они были настоящими садистками, – вспоминает бывшая узница. – Потом наступило Рождество. Девочкам раздавали так называемые подарки – полотенце и малюсенький кусок мыла. Когда дошла очередь до меня, мне сказали: "Ты же та девочка, которая уронила картошку? Никаких подарков тебе". И снова монахини смеялись. Они как будто получали удовольствие глядя, как мы страдаем".

Ужасная история произошла с еще одной "воспитанницей" этого интерната, когда ее рука попала под промышленный пресс. Их использовали, когда гладили простыни, которые потом отправляли в близлежащие отели. "У нее была очень серьезная травма, но надсмотрщицы сделали вид, что ничего не произошло. И мы продолжили работу в гнетущем молчании", – рассказывает Кэтлин. И добавляет, что сама она за все годы, проведенные в рабстве, не видела солнечного света и не слышала музыки. "Это было в порядке вещей: если работница заболевала, ее никто никогда больше не видел", – рассказала Кэтлин.

Но самым тяжелым трудом она называла даже не работу с промышленными прессами, во время которой многие получали ожоги, и это тоже было в порядке вещей. "Хуже всего было драить длинные темные коридоры голыми руками, стоя на коленях, особенно зимой. Каждый день тянулся, казалось, вечно, и счастьем было просто поесть в конце дня", – вспоминает Кэтлин.

Руководство "исправительных прачечных", между тем, составляло отчеты об "успеваемости" девочек, будто те учились в школе. Эти отчеты отправляли родным воспитанниц, чтобы никто не заподозрил, в каких рабских условиях девочки живут на самом деле. Матери Кэтлин отсылали такие отчеты, в которых говорилось, что девочка хорошо справляется на уроках. Однако никаких уроков там никогда не было.

Официальный доклад, который раскрыл всю правду о трудовых лагерях в Ирландии, был опубликован ранее в этом месяце. В нем эти заведения называют местом, где царит страх и одиночество. Кэтлин отмечает: "Никто из нас, девочек, не дружил между собой. Мы все были слишком запуганы – боялись, что монахини увидят, как мы общаемся друг с другом. У нас даже не было нормального обеда, чтобы в это время можно было поговорить".

Кэтлин признается: это были самые мрачные и тяжелые годы в ее жизни, и обратиться за помощью ей было не к кому. Большинство девушек покидали стены этого заведения, достигнув 16-летнего возраста. Но Кэтлин подхватила там легочную инфекцию и ей, больной, было некуда идти. Ее оставили там работать уборщицей.

В марте 1955 года Кэтлин, наконец, освободилась и покинула Ирландию. Ей было 19 лет. Кэтлин стала медиком в военно-воздушных войсках и там встретила своего мужа, Робби Легга. У нее, наконец, появилась возможность начать жизнь с нового листа. Но гнетущие воспоминания не давали ей жить спокойно, признается Кэтлин: "В 38 лет я вышла замуж за Робби. Я никогда ему не рассказывала, что трудилась в прачечной – было стыдно признаться. Я несла эти воспоминания на своих плечах как тяжелый груз".

Лишь в 2009 году она рассказала обо всем своим дочерям – 42-летней Трейси и 40-летней Кристине. После этого она вступила в организацию Magdalene Survivors Together, которая объединяет выживших в подобных трудовых лагерях – "Приютах Магдалины". Сейчас Кэтлин борется с раком легких. По ее словам, извинения, которые принесла бывшим узницам премьер-министр Ирландии Энда Кенни, являются важной вехой для них, выживших. Но они несоизмеримы с тем, что довелось пережить этим женщинам.

"Трудно поверить, но эти монахини называли себя сестрами милосердия. У них не было ни малейшего представления о том, что такое милосердие, – отметила Кэтлин. – Борьба продолжается. Теперь нам предстоит бороться за компенсацию. Я не сдамся".

Сегодня