"Жизнь и судьба": ФСБ передала в Росархив рукописи романа

"Жизнь и судьба": ФСБ передала в Росархив рукописи романа

ФСБ сегодня передала в Росархив рукописи Василия Гроссмана, автора романа "Жизнь и Судьба" — одного из самых главных, пожалуй, произведений двадцатого века. Эти документы были арестованы более полувека назад. "Жизнь и судьба" печаталась по чудом уцелевшим и не полным копиям за рубежом. И вот теперь исходный текст рассекречен на родине писателя. 

Одиннадцать с лишним тысяч листов, исписанных неразборчивым почерком. Зачеркнутые, переписанные строчки, надписанные или втиснутые слова. Это десять лет труда. Это "Жизнь и судьба" Василия Гроссмана — один из главных романов XX века о нас. Рукопись пролежала в архивах КГБ-ФСБ 52 года.

"Это произведение было впервые напечатано не у нас в стране, к сожалению, а в 80-м году в Швейцарии", — рассказывает первый заместитель директора ФСБ России Сергей Смирнов.

И даже будучи уже опубликованным, роман оставался в заточении. Для сегодняшнего события — передачи рукописи из центрального архива ФСБ в Российский Госархив литературы и искусства у Екатерины Васильвны Гроссман своё семейное определение. "Освобождение книги — символичный и светлый праздник для нас", — говорит дочь писателя Екатерина Гроссман.

"Это удивительный роман. И у этого романа, как и у его автора, была совершенно особая жизнь и судьба", — говорит в свою очередь министр культуры РФ Владимир Мединский.

В 61-м, дописав роман, Гроссман предложил его журналу "Знамя". В ответ — обыск, арест рукописи и унизительное требование дать расписку, что автор претензий к КГБ не имеет. Василий Семёнович писал Хрущеву: "Отнять у меня книгу — всё равно, что отнять у отца его честных детей". Лично Суслов встретился с Гроссманом, чтобы сказать: "Вашу книгу напечатают лет через двести". Что же так перепугало вождей, коль развенчан культ Сталина, коль началась оттепель.

Неподдельный в повседневности ад войны? То, что гитлеровские концлагеря, оказывается, так похожи на ГУЛАГовские? То, что красноармеец молится перед контратакой?

"Они думают, что так они охраняют. А на самом деле разрушают. Запрещая, закрывая, они не дают нам любить своё государство", — говорит режиссёр фильма ''Жизнь и судьба'' Сергей Урсуляк.

Эпический роман Гроссмана — на самом деле, о любви. К людям, к жизни. Из сложных судеб таких разных, светлых, метущихся, героических или едва заметных людей вырастает судьба великой страны. Этого не поняли не только идеологические советские вожди.

“Потом экземпляр попал в Америку. В Америке сказали — надоело про войну. Печатать не будем. Опять молчит эта книга. Её судьба не развивается”, — рассказывает дочь писателя Екатерина Гроссман.

Только в 81-м в Швейцарии появляется маленький тираж. Через год роман печатают во Франции. Фурор. Гроссмана сравнивают с Толстым. Пройдет ещё пять лет, прежде чем книга выйдет в России.

Лев Додин делает спектакль. Сергей Урсуляк снимает большой фильм с блестящими актёрами. Сценарий Эдуарда Володарского. Настоящее событие вдумчивого телевизионного кино. А теперь, когда для изучения стала доступна настоящая рукопись романа, "Жизнь и судьба" может преподнести ещё немало сюрпризов.  

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере