За развал культурного наследия придется выложить миллионы

За развал культурного наследия придется выложить миллионы

В России вступил в силу закон, ужесточающий наказание за повреждение или разрушение памятников архитектуры. Регионы смогут сами устанавливать суммы штрафов, и в Москве они уже выросли в тысячи раз, по сути, став самыми большими в Европе. Причем если раньше ответственность нес подрядчик, то теперь раскошеливаться придется и заказчику работ. Поможет ли это сохранить архитектурное наследие?

Падения первого листа гофрированного железа ждали долго. Еще в 2002-м арендатор комнатки на верхнем этаже дома в Оружейном переулке решил, что можно все, и превратил крышу в целый этаж. Битва за памятник, единственный сохранившийся из всей Тверской-Ямской слободы, тянулась долго.

Мансарду, нахлобученную на дом, где родился Борис Пастернак, суд признал незаконной и постановил снести — за счет собственника. С тех пор прошло три года — у собственника так и не нашлось сил и средств ликвидировать уродливую стеклянную конструкцию. Теперь город на свои воссоздает исторический облик здания. Символично — начинает в день, открывающий новую градозащитную эру.

В тысячи раз выросли административные взыскания — за повреждение или уничтожение объекта культурного наследия. Штрафы, которые еще вчера не превышали 30 тысяч рублей, сегодня — вплоть до 20 миллионов. А если искалечен памятник из списка ЮНЕСКО, выложить придется 60 миллионов.

"Нельзя сказать, что можно откупиться штрафом и жить спокойно – ни в коем случае, — отмечает заместитель руководителя департамента культурного наследия Москвы Сергей Мрзоян. — Обязанность его восстановить как была, и так и остается по закону. Просто появляется дополнительный карательный механизм, которого раньше не было".

Скептики говорят: эти штрафы не испугают крупный бизнес. Если за самовольный снос, к примеру, дома в охраняемом ЮНЕСКО центре Петербурга, попросят заплатить штраф равный цене одной элитной квартиры.

"Адекватная ответственность за разрушение памятников — уголовная", — убежден кандидат юридических наук Дмитрий Чарахьян.

"Репрессия может быть одна только: три раза предупредить собственника, который плохо содержит свой объект, а на четвертый раз просто выселить", — рассуждает в свою очередь вице-президент Союза московских архитекторов Михаил Хазанов.

В Пскове в апреле 2010-го страшный пожар уничтожил две башни Кремля. Восстановление обошлось в 24 миллиона бюджетных рублей. Расположившийся в стенах XV века ресторан как ни в чем ни бывало продолжает зазывать гостей.

Кострома. Стена дома 1823 года постройки рухнула прямо во время свадьбы. Молодожены решили — на счастье, хозяин особняка понял — жди беды. Региональным вандалам новые штрафы должны показаться действительно весомыми.

"До этого мы сталкивались с ситуацией, когда на предписания органов охраны памятников пользователи и владельцы весело смеялись, — рассказывает член научно-методического совета по культурному наследию Министерства культуры РФ, архитектор-реставратор Борис Пастернак. – Отмахивались, уплачивались мизерные штрафы, и продолжалось разрушение".

Искаженную крышу дома Пастернака в Москве восстановят к октябрю за пять миллионов рублей — их попытаются взыскать с собственника. А новые административные штрафы, названные "профилактикой разрушений", вскоре обещают дополнить "лечением" — ужесточенным уголовным наказанием.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере