"Почти итальянки" петербургского Страдивари

Даже профессиональный музыкант не сразу отличит эти инструменты от шедевров великого Страдивари

Даже профессиональный музыкант не сразу отличит эти инструменты от шедевров великого Страдивари

За выставленную на аукционе Christie's скрипку Страдивари его организаторы надеются выручить рекордную сумму – 2,5 млн долларов. Между тем, в Санкт-Петербурге работает мастер, которому удалось разгадать секрет великого итальянца. По словам специалистов, скрипки Александра Рабиновича ни в чем не уступают шедеврам Страдивари.

Даже профессиональный музыкант не сразу отличит эти инструменты от шедевров великого Страдивари. Благородная форма дек, оранжево-коричневый оттенок лака - все в точности, как у итальянского мастера. Но главное - голос похож. Хотя звучат скрипки не три столетия, а всего каких-то 10 лет.

После того, как Илья Грингольц выиграл конкурс Паганини, музыкальная критика не перестает его сравнивать с легендарным скрипачом. Оба виртуоза играли на скрипках Страдивари, но Грингольцу с любимым инструментом пришлось расстаться. Поиск несравненного голоса, казалось, был обречен на провал. Но вот уже два года в его руках - скрипка с клеймом "Александр Рабинович".

Крохотная комната в центре Петербурга - мастерская Рабиновича. В своем шкафу он прячет солнце. Четыре ультрафиолетовые лампы - это для скрипки и солярий (она, как истинная итальянка, должна быть загорелой), и сушилка (мокрое дерево не поет). Это единственная часть производства, куда допущен прогресс. В остальном - четкое следование старинным технологиям.

"Свод, толщины повторяются вплоть до сотых долей миллиметра. Лак подбирается точно такой же по цвету, как на копируемом инструменте. И самое смешное - на нем делаются потертости и царапинки, как на оригинале", - рассказывает мастер.

На изучение химии и разгадку тайн Страдивари ушло 40 лет. Рабинович доказал, что главный компонент знаменитого лака - янтарь. Итальянец покрывал скрипки смолой со склонов вулкана Этна: она имела уникальное свойство пропускать звук. Но запас сицилийского янтаря давно иссяк. Потому Рабинович нашел максимально близкий по составу - на Балтике. А сам материал, как и 300 лет назад, доставляется исключительно из альпийских лесов. Скрипки из немецкой ели, покрытые прибалтийским янтарем, звучат почти по-итальянски.

"Его инструменты не умирают. Они не перестают звучать, а продолжают и набирают вкус, как хорошее вино", - убежден первый концертмейстер оркестра Санкт-Петербургской академической филармонии Лев Клычков.

На выставках скрипичных мастеров не перерезают ленточек. Красивая традиция - извлечение первой ноты считается рождением нового инструмента. У Рабиновича эта скрипка - четырехсотая. Пока есть только номер. Чтобы заслужить имя, нужно время.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере