19 августа. День икс

Это прозвучало в шесть утра по радио 15 лет назад: президент СССР не может управлять страной по состоянию здоровья, страной будет править ГКЧП

Это прозвучало в шесть утра по радио 15 лет назад: президент СССР не может управлять страной по состоянию здоровья, страной будет править ГКЧП

15 лет - попытке государственного переворота в СССР, которую в народе назвали путчем. Восемь членов высшего руководства страны заявили, что президент Горбачев болен, и издали указ о введении чрезвычайного положения. По приказу ГКЧП на улицах Москвы появились танки.

Это прозвучало в шесть утра по радио 15 лет назад: президент СССР не может управлять страной по состоянию здоровья, страной будет править ГКЧП. Эти четыре буквы придумали 17 августа 91-го в милой беседке на секретном объекте КГБ по адресу улица академика Варги, дом 1. Другие четыре буквы, которыми всё это потом назовет народ, путчистам не нравятся до сих пор.

"Какой это был путч! – возмущается член ГКЧП,з аместитель министра обороны СССР Валентин Варенников. - Это было выступление руководства страны против политики Горбачева, его личной политики, направленной на разрушение страны. Это не путч совершенно. Мы не собирались его свергать с его, понимаешь ли, поста".

Горбачев, которого не собирались якобы свергать, был блокирован в Форосе - своей крымской резиденции, где отдыхал. У него отобрали ядерный чемоданчик, и вечером страна увидела, в чьих руках оказалась кнопка, которая могла уничтожить шесть таких планет как Земля.

Члены ГКЧП обещали не допустить развала страны. Но именно на эти руки, которые дрожали, смотрела в тот вечер 19-го та самая страна.

Дата 19 августа для путча была придумана не случайно. 20-го главой правительства СССР Горбачев должен был назначить казахского лидера Назарбаева, а еще девять республик в этот же день собирались подписать новый Союзный договор. По нему центр ослаблял былой контроль над национальными окраинами, и потеря власти грозила многим московским чинам. Целью номер один для ГКЧП было сохранить Союз на прежних условиях.

"Подписание такого договора - это было провокацией с целью развалить Советский Союз, - считает член ГКЧП, секретарь ЦК КПСС Олег Шенин. - Никакой необходимости в этом не было".

Те самые национальные окраины, ради которых так старался ГКЧП, отреагировали по-разному. Прибалтика решила в тот же день зафиксировать границу с Россией, Акаев запретил в Киргизии деятельность КПСС, а в Закавказье задумались, нужен ли вообще с Россией какой-то союзный договор.

"Не надо смотреть на них, как будто они пришли демократию там делать или страну общую сохранять, единую Россию. Это были авантюристы", - уверен Эдуард Шеварднадзе, в 1985-1991 годах - министр иностранных дел СССР.

В КГБ тем временем изготовили все нужные печати для документов ГКЧП, но приказам не подчинилось российское правительство.

"Поэтому появилась необходимость захватить силовым методом правительство России, - поясняет в 1991 году - заместитель командующего ВДВ СССР Павел Грачев. - Руководить этой операцией было приказано мне".

По приказу Язова в Москве находилось 362 танка, 144 БМП, 253 бронетранспортера и почти 500 военных грузовиков. Охранять Белый дом вышли десятки тысяч людей. Строили баррикады, и все это уже вошло в историю как живое кольцо. Руцкой тогда доложил Ельцину: продержимся 30 минут, но с большой кровью. Команды штурмовать все не было, но кровь уже пролилась. Ельцин отправил своего помощника Юрия Скокова на встречу с Павлом Грачевым.

Секретные переговоры проходили подальше от кабинетных прослушек, в маленьком скверике у штаба ВДВ. Грачев спросил у Скокова: если я перейду на вашу сторону, каковы гарантии, что меня вместе с семьей не ликвидирует ГКЧП? Скоков ответил: Ельцин вас не бросит. Интересно, что эту скамейку, на которой в ту ночь решалась судьба России, потом долго видели из окон путчисты. Окна изолятора №1. Именно, когда их сюда посадили, скромный изолятор и прославился на всю страну - Матросская тишина.

Оперативная съемка допросов по делу о ГКЧП. Почему дрожали руки у путчистов во время той пресс-конференции, становится ясно. Во всяком случае, одна из причин. Накануне переворота новые обладатели ядерного чемоданчика устроили в Кремле банкет. Премьер Павлов очнулся, только когда в Москве уже были танки.

Три дня, которые тогда пережила страна, стали последней трагедией, пережитой вместе в рамках Советского Союза. Путчисты добились главного - Союзный договор не подписали даже те, кто планировал, не говоря уже о Прибалтике, для которой ГКЧП, нарушив Конституцию, расставил все точки.

"И поэтому, когда узнали о путче, мы осознали, вот день икс, вот это настоящий день "икс", который пришел, - вспоминает в 1991 году - председатель Верховного совета Литовской республики Витаутас Лансбергис. - Вот такая наука, урок все-таки был этого путча. Освободиться, быть совершенно самостоятельным, контролировать и границы, и все военные базы, чтобы там не стояли никакие чужие войска".

После путча стала возможной только Беловежская пуща. Та конфедерация, которая была возможна ранее, теперь на республики навевала ужас. А спустя 15 лет каждый третий в России уже не помнит, что было 19 августа.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере