Сергей Капица: интеллигенция предала интересы народа

Сергей Капица: интеллигенция предала интересы народа

Сергей Капица: интеллигенция предала интересы народа

С подачи Александра Исаевича Солженицына формула "Сбережение народа" вновь вошла в общественный оборот. При этом одни начали подсчитывать: сколько нас было, есть и будет? О качестве российской жизни и о ее перспективах говорит в студии программы "Вести-Подробности" известный ученый профессор Сергей Капица.

– Сергей Петрович, в последние годы вы серьезно стали увлекаться демографией, ваши научные труды были даже удостоены в этой области премией правительства России. Многие удивились этому неожиданному повороту математика и физика. Так в чем причины таких новых и бурных исследований в столь неожиданном направлении?

– Это случилось довольно давно, уже лет 12 или 15 тому назад, и вышло это из глобальной тематики. Я был связан с Римским клубом, с обсуждением мировой безопасности, вернее, опасности ядерной войны. Я очень скоро понял, что из всех глобальных проблем самая главная – это динамика роста населения. Как численность населения влияет на глобальную стабильность и развитие? И это привело к очень интересному развитию этой всей проблематики. Потом надо менять направление занятий в жизни.

– Это действительно очень важный и актуальный вопрос для России. По данным вице-президента Российской академии медицинских наук Владимира Кулакова за 10 лет население России уменьшилось на 9,5 миллионов человек. И это несмотря на большое количество эмигрантов из республик бывшего Союза. С 2000 года рождаемость в стране несколько увеличилась – до полутора миллионов детей в год. Однако для дальнейшего полноценного воспроизводства требуется еще как минимум 700-800 тысяч новорожденных в год. Есть ли все же прямая зависимость между уровнем рождаемости и уровнем благосостояния в обществе? Многие говорят, что жизнь не так хороша, поэтому и не рожаем.

– Это с моей точки зрения гораздо более сложный процесс. И по существу то, чем я занимался, дает какой-то подход к этой проблеме. Во-первых, это мировой процесс, и Россия в этом ряду стоит просто в ряду всех развитых стран. Все развитые страны, включая белую Америку, Европу, Японию, Австралию, Канаду претерпевают упадок роста наиболее развитой части этого населения. Этот цивилизационный сдвиг очень глубокий, очень существенный и надо понять, почему он происходит.

– То есть Россия - не исключение?

– Россия – не исключение. У нас есть проблема – ранняя смертность мужчин, это отдельный вопрос, он связан просто с нервозностью и стрессами перестройки. Например, благополучные страны юга Европы, католические страны, Испания – 1,07 ребенка на женщину в среднем, а нужно больше двух, нужно ровно в два раза больше.

– То есть это меньше, чем в России?

– Меньше, чем в России. То же самое в Италии, несмотря на старания папы римского – 1,12 ребенка на женщину. И спрашивается: почему это происходит? И на этот вопрос нелегко дать ответ. С моей точки зрения это связано с ценностями, которые управляют обществом. Причем понимая их достаточно широко, не в денежном плане, а в целях жизни, в уверенности человека, в положении женщины, в том, в чем главная функция семьи. Сейчас это все связано также с распадом семьи. В России, например, раньше не было такого количества безотцовщины. Распад семьи – половина браков распадается.

И материальная сторона жизни – здесь не самая главная. Есть совершенно гениальная картина художника Пиросмани – "Бедная с детами", как он пишет, и "Миллионер Бездетный". Он, как все художники, как Солженицын, может быть, лучше многих обществоведов, не говоря о политиках, понимает кризис нашего времени.

– Вы даже эту картину хотели сделать таким живописным эпиграфом к одному их своих трудов?

– К изданию своей книги, совершенно верно.

– Такие страны, как Пакистан, это показывают.

– Там другой уклад жизни, причем интересно сейчас мигранты из этих стран в Европу – арабы во Франции или те же пакистанцы и индусы в Англии поправляют демографический баланс в этих странах. Но это смещает этнический состав населения. В ближайшие десятилетия арабов в Париже, во Франции, наверное, будет порядка 20%, это существенный вклад, причем это динамически растущее население. Они приехали со своими ценностями. Может быть, они изменят свои ценности.

– Вернемся все же к России, как Вы относитесь к этой чеканной формуле, которую вновь возвращает в общественный оборот Александр Исаевич Солженицын, – "сбережение народа"?

А. И. Солженицын: В нашем бедственном, неурядливом, ограбленном состоянии, лучше всего для спасения я предложил бы национальную идею, которая изложена 250 лет тому назад елизаветинским вельможей Иваном Петровичем Шуваловым. Он предложил Елизавете руководствоваться таким главным законом: сбережение народа. Сбережение народа как главная задача. Этот принцип – сбережение народа – висит сегодня через 200-250 и 270 лет перед нами острейшим образом. Каждый шаг, каждый закон должен быть направлен на то: сберегает он народ или нет. Если нет, прочь его, не нужен. Ненадолго, но на 50 лет нам этой идеи хватит. А за 50 лет, может, умные люди что-нибудь придумают.

– Я абсолютно согласен с Александром Исаевичем. Более того, когда вы мне позвонили, приглашая на эту передачу, я сидел перед своим компьютером и писал письмо Александру Исаевичу.

– Письмо поддержки?

– Да. И то, о чем он сказал, это абсолютно точно. Какими ценностями руководствуется общество, какие люди ставят перед собой цели? Сейчас наша общественная мысль раздроблена и вообще ведет нас совершенно не туда.

– Кто ответственен за эти цели?

– В частности, ответственна интеллигенция. Я считаю: то, что делает наша интеллигенция, во многом деструктивно. Кстати, деструктивно и телевидение. Это уже слишком навязло на зубах. Сейчас идет очень четкая критика деструктивного настроения.

– Которое сеет интеллигенция?

– Его сеет, в частности, интеллигенция и очень недальновидные деловые круги. "Обогащайтесь любыми средствами, играйте!" В Москве больше казино, чем во всей Европе вместе взятой.

– Больше, чем в Лас-Вегасе.

– Да. Какие ценности мы ставим в жизни? Ценность жизни человека – это бесконечная уголовщина, которую мы видим. Даже видно по тому, как люди одеваются, как люди ведут себя в обществе. Это отразилось на языке.

– Такая блатная субкультура, которая распространяется и становится культурой?

– Надо говорить об этом вместе.

– И это вы называете предательством интеллигенции?

– Я считаю, что это - по существу предательство со стороны интеллигенции интересов народа. Она получила свободу, но всякая свобода должна сопровождаться ответственностью.

– Поэтому, когда мы говорим о "сбережении народа", то имеем в виду не только количественные характеристики, но и качественные?

– Конечно.

– То есть качество духовной жизни народа?

– Абсолютно верно. Качество духовной жизни. То есть то, что называется ценностями на языке философов, на языке обществоведов. И здесь я вполне согласен с Александром Исаевичем.

– Если Александр Исаевич Солженицын подчеркивает, что демократия – это не колпак, который можно надеть на голову, то, очевидно, и ценности – тоже не колпак, который кто-либо может спустить людям сверху. Что зависит от людей самих?

– Совершенно верно, демократия должна сопровождаться в той же мере ответственностью, как она представляет людям свободу. Вот это наши современные идеологи, по-моему, не поняли.

– То есть трактовка свободы.

– Да. И если вы посмотрите на историю мировую, даже на отцов церкви, то вы увидите, что этот тезис звучит очень четко и очень глубоко. И у таких писателей, как Солженицын, Толстой. Вообще великая традиция русских писателей это полностью отражает.

– В чем порочность ныне распространенной трактовки свободы?

– Во вседозволенности. Считается, что свобода ограничивается только свободой других лиц. Это крайне узкое понятие свободы, потому что оно отходит от понимания задач общества в целом, страны в целом.

– Но в этом и есть фактически один из краеугольных камней либеральной идеи?

– Я думаю, что этот кризис с рождаемостью в мире есть одно из проявления этого круга идей. Так очень серьезно думают мыслители Востока, в первую очередь китайцы.

– Я правильно вас понял, что кризис рождаемости - это отражение кризиса либеральной идеи?

– Во всяком случае, я думаю, что есть вклад этой философии, примитивно понятый, без тезиса об ответственности людей перед обществом, а не только перед самим собой. Это приводит к такого рода последствиям. Хотя тема эта, я повторяю, очень сложная, очень глубокая и я к ней подхожу с точки зрения всего развития человечества за миллион лет. Почему вдруг сейчас, когда производительные силы так велики, когда ресурсов сколько угодно, мы вдруг осеклись в своем развитии?

– Но хватает ли у Запада рефлексии для того, чтобы как-то сформулировать этот кризис либеральных идей, можете ли вы наблюдать это?

– Я бы не сформулировал ее как "кризис либеральных идей". Это, по-моему, кризис недостаточной осознанности путей и целей развития человечества. Нельзя сводить к таким простым вещам. Вот насадим демократию, насадим либеральные идеи, насадим диктатуру. Это так не решается. Надо понять на каком-то более глубоком принципе, что происходит. То, что я пытаюсь сделать, но это требует известных усилий.

– Я понимаю. Запад долгое время считал себя лидером всего человечества, а сейчас пишутся такие книги, как "Смерть Запада".

– Совершенно верно. И они начинают постепенно это осознавать. И мы это сейчас осознаем со своих точек зрения, потому что мы вообще переживаем очень сложную перестройку общества, которая, кстати, привела в первую очередь к очень короткой жизни у мужчин. Великий советский демограф Урланис написал знаменитую статью "Берегите мужчин". Это было несколько десятилетий тому назад.

– Тогда это было сенсацией, а сейчас?

– Сейчас надо беречь детей. У нас больше беспризорников, чем было после войны Гражданской и Второй мировой. Вот куда уходят дети, кстати? Какие граждане из него вырастают, какие ценности у него будут? Именно об
этом надо говорить.

– В заключении одна оптимистическая цитата Валерия Гергиева о состоянии нашего общества и о тенденциях в нем: " В России сегодня качественно новый уровень восприятия людьми самих себя. Да, есть проблемы и большие. Но в целом, я думаю, страна опять богатеет и становится крепче, сильней. Люди чувствуют себя более уверенными, чем 10 лет назад". Сергей Петрович, согласны?

– Согласен. Даже отразилось в демографических данных, дальнейшая убыль приостановилась.

– Все-таки демографическая ситуация стала иметь тенденции к исправлению?

– Да, последняя перепись это показала убедительно.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере