Алексей Чалый: поколение Майдана не переубедить

Алексей Чалый: поколение Майдана не переубедить

Говоря "Крым", мы всегда подразумеваем и Севастополь — город, который, словно магнит, притягивает наши мысли. Теперь это — отдельный субъект Российской Федерации. О том, как будет теперь жить Севастополь, "Вестям недели" рассказал исполняющий обязанности губернатора Севастополя Алексей Чалый.

Ливадия. Летняя резиденция последнего русского императора.

- Алексей Михайлович, когда-то мир поделили по тем границам, которые теперь мы ломаем.

- Я считаю, что Севастополь не в составе России — это извращение. Тогда зачем здесь жить? Если не с Россией, то тогда это уже не народ. Это предательство всех предыдущих поколений.

"Отстаивайте же Севастополь" — завещание адмирала Корнилова на заднике революционной сцены в центре города. 23 февраля вокруг этой сцены собрались 30 тысяч севастопольцев.

"Я столько здесь прожил, но такого не видел. Все было заполнено, включая Матросский бульвар", — вспоминает Алексей Чалый.

23 года бизнесмен Алексей Чалый верил, что Севастополь вернется в Россию, как только власть на самой Украине станет нелегитимной. Надежда на это появилась в день подписания Януковичем соглашения с оппозицией.

"Я смотрел на это все и думал: это уже можно считать нелегитимной сменой власти или еще нельзя?, — отметил Чалый. — Когда выяснилось, что Януковича просто выпихнули, мы тогда на митинг заявились. Еще было непонятно, что мы будем на нем делать, сказать честно. Потом был Борис Колесников, который говорил: "Я не спал всю ночь, и мне пришла такая мысль: мы выходим, объявляем Чалого мэром, забираем в городе власть. Классная идея! Я говорю: "Идея, конечно, классная, но одно дело — компанией руководить, а другое дело — городом. Постановка вопроса для меня несколько неожиданная. Власть взяли — ладно, а дальше-то все. Я вообще не представляю, не в теме. Никогда меня эти вопросы не интересовали".

Чалого объявляют мэром. За 23 года революционного подполья внук вице-адмирала и сын ученого Алексей Чалый успел построить мировую бизнес-империю. Его компания продает свое оборудование — уникальные электроприборы — в 70 странах.

"Не исключено, что в этом качестве я бы был гораздо полезнее, чем в качестве губернатора Севастополя, если говорить о перспективах", — признается Чалый.

В 90-е, как только бизнес стал приносить прибыль, он начал использовать ее как ресурс для обороны Севастополя — на этот раз обороны от насильственной украинизации. Он видел ее в новых законах, ограничивающих хождение русского языка, в массовом завозе в Крым украиноязычных учителей и в новых школьных учебниках истории, где о славе русского Севастополя почти ничего не было.

"Учебники, написанные на русском языке специально для Севастополя. То есть на русском языке наших детей учили ненавидеть свой собственный народ системно. Выросло новое поколение. Вот мы его на Майдане наблюдаем сейчас. Их уже не переубедить", — отметил Чалый.

Еще в 90-х он стал издавать альтернативные учебники истории — "Севастополеведение" — и добился преподавания этого предмета во всех 70 школах города. Вторым местом, где дети узнавали правду о Великой Отечественной войне и обороне Севастополя, стала восстановленная Чалым 35-я береговая батарея.

Открытие этого музея — храма севастопольскому духу — стало откровением для города. Он узнал о героях, о пережитом здесь кошмаре и о самом Алексее Чалом — прежде предприниматель сторонился любых публичных выступлений. Батарея работала и на третью оборону Севастополя 23 февраля этого года.

"К нам шли люди, и наши ребята-экскурсоводы говорят: "У нас какие-то странные посетители, которые шли сюда для того, чтобы получить ответ на вопрос, что делать?" Мы с ними уже встретились 23-го на митинге. То есть они подпитывались таким образом. Это очень важно", — уверен Алексей Чалый.

В июле 1942 года после 250 дней героической обороны здесь было пленены десятки тысяч солдат. Тысячи погибли. Память о них оскверняла сперва советская пропаганда, молчавшая о страшных жертвах, после — мародеры, посрезавшие весь металл, а потом новая киевская власть, превратившая батарею в большую свалку мусора. Братскую могилу героев уже решили передать под отходы от химического производства. Остановило лишь то, что тогда здесь не пошел бы другой выгодный бизнес.

В Георгиевском зале Кремля Алексея Чалого в черном свитере узнал весь мир. Он и аплодировать долго был не в силах — опустил голову, будто прятал эмоции.

"Я помню, что все хлопали. Мне было не до этого. В тот момент это была точка такая, все. Случилось то, что должно было случиться", — отметил Чалый.

Даже на созданном им самим севастопольском телевидении в архивах мало пленок с его выступлениями. На всех публичных мероприятиях города Чалого, если и вдели, то где-то в последних рядах.

- Вам сейчас тяжело быть на виду?

- Да, мне это некомфортно — встраивание в какую-то систему. Я не привык жить в системе. Если оставаться в этой роли, принимать эти правила игры, то встраиваться надо, иначе как.

- Вы говорите "если". То есть вы для себя окончательно еще не решили, останетесь ли на этом посту?

-  На тактический период совершенно точно останусь, потому что нет никаких вариантов на сегодня. Я не вижу возможности взять и развернуться, хлопнуть дверью. Если говорить о какой-то перспективе, то еще не решил.

Ему пришлось взять власть, чтобы довести город до гавани, в которую он вел его 23 года. Похоже, главное дело своей жизни он завершил: забытый многими в остальной России гимн Города русской славы теперь навсегда запомнят в его исполнении.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере