Владимир Сурдин: человек не скоро высадится на Марсе

Владимир Сурдин: человек нескоро высадится на Марсе

Владимир Сурдин: человек нескоро высадится на Марсе

Американский космический аппарат "Феникс" совершил сегодня успешную посадку на Марсе – в районе северного полюса Красной планеты. О перспективах исследования Марса, а также о дате возможной высадки первого человека на этой планете в эксклюзивном интервью каналу "Вести" рассказал кандидат физико-математических наук, научный сотрудник Государственного астрономического института им. П. К. Штернберга Владимир Сурдин.

- Владимир Георгиевич, здравствуйте.

- Здравствуйте.

- Итак, получилась мягкая посадка, насколько нам известно, впервые там за тридцать лет. А что именно мешало посадить марсоход мягкой посадкой?

- Непонятно, что мешало. Дело в том, что Марс, казалось бы, очень близкая планета. Лететь к нему около полугода, ну, чуть более. И, тем не менее, посадки на Марс редко удаются. Примерно каждый второй аппарат за всю историю исследования Марса гиб. Орбитальные аппараты работают неплохо. А, вот те, которые пытались сесть, почти каждый раз терпели неудачу. Тем не менее, обязательно надо помнить о том, что первая мягкая посадка на Марс удалась советским конструкторам. В 1971 году, тридцать семь лет назад. Первая же попытка посадить на Марс оказалась успешной. Наш советский "Марс-3" опустился, но работал недолго. Неизвестно по какой причине. Всего 20 секунд шел от него сигнал, ничего научного он не успел передать. Но сам факт, что он сел на Марс, очень многих окрылил, и уже в 1976 году американцы посадили два замечательных аппарата – "Викинг-1" и "Викинг-2". И они работали несколько лет. Дело в том, что у них был хороший источник электричества – атомные батареи. Один из них проработал, по-моему, 4 года, а другой 6 лет. И это был замечательный период исследования Марса. Впервые мы узнали, что Марс не очень "живая" планета – активной жизни на нем найти не удалось. Но дело в том, что в те годы, это было все-таки 30 лет назад, посадки происходили не там, где могла бы быть жизнь, а там, где мог сесть аппарат. "Викинги" сели в пустыне, в предельно сухой пустыне. А мы знаем, где нет воды – там нет жизни. И вот 30 лет прошло, пока следующая удачная попытка не удалась. Американцы пытались посадить в районе Полярной шапки, там, где есть снег, вода, лед. Но один аппарат – "Феникс" у них разбился. Вот почему они назвали свой аппарат "Феникс" – это возрождение проекта, вторая попытка сделать то же самое. Правда, теперь не в районе Южного, а в районе Северного Полюса. Но это детали. Не на полюсе сел аппарат. Он сел на 68-м градусе широты. Для Земли – это примерно широта Мурманска. То есть, на краю полярной области. Конечно, он упал не в снег, а на почву, но пропитанную водой. И уж если там нет жизни, то нигде на Марсе её нет. Новый аппарат – уникален по своим возможностям. Это не марсоход. Это аппарат, который сел и будет сидеть на одном месте. Причем он будет работать недолго. На нем нет ядерных источников электричества. У него солнечные батареи. Пройдёт три месяца, приблизительно, солнышко опустится за горизонт, и он умрет, заснет навсегда. Тем не менее, за эти 3 месяца он сделает колоссальное количество экспериментов. Впервые будет работать метеолаборатория, выдвинется мачта с датчиками. Будет работать ЛИДАР – это лазерный локатор, который будет прощупывать лазерным лучом атмосферу, и очень много о ней расскажет. И впервые мы будем копать Марс. На аппарате есть "рука", механический манипулятор, настоящий такой механический крот, который на полметра вглубь Марса сможет зарыться. То есть, убрать слой почвы сухой, не пропитанный водой, и добраться, наконец-то, до тех слоев, где жизнь на Марсе может сохраниться.

- Прошу прощения, но вы сказали "мы будем копать"? Это совместный проект России и НАСА?

- Нет. Это совместный проект американских и канадских ученых. Кстати, "руку" сделали канадские ученые. И метеолабораторию тоже. Российские учёные не принимают в проекте участия. Но все мы ими интересуемся, по мере сил как-то рассказываем о них публике. Для меня нет разницы. Я думаю, для американских коллег нет большой разницы, кто именно заплатил на этот проект. Исследованиями занимаются все. Я думаю, не только ученые, но и все жители Земли интересуются исследованиями Марса. Эта планета более других похожа на Землю. Если когда-нибудь человек ступит на поверхность другой планеты – это будет Марс. Хотя я уверен, что это будет нескоро. Все-таки Марс – опасная планета. Там радиация, там очень разреженная атмосфера. И, тем не менее, если сейчас эти изощренные эксперименты найдут признаки жизни на Марсе, надо будет лететь, надо будет интересоваться. Что это за жизнь? Как устроена внеземная жизнь? Иначе у нас только один вариант земной жизни – мы пока не понимаем, откуда она взялась.

- А у России такого амбициозного проекта сейчас не существует? Или все-таки есть какие-то планы?

- Планы, точнее, разговоры пока идут о полетах на Марс человека. Я думаю, это бессмысленная пока, даже опасная затея, учитывая, что и автоматы-то туда с трудом долетают. И очень дорогая. И, вообще говоря, полет человека на такие планеты, о которых мало что известно, это просто, с научной точки зрения, авантюра. Во всех отношениях. Ну, представьте себе, вышел на поверхность Марса астронавт, повредил скафандр и наши земные микробы начали бегать по поверхности Марса, под поверхностью. Всё! Мы уже потеряем ту планету, какой она была до нашего визита. Ведь каждый аппарат, который садится на Марс, – и марсоходы, и неподвижные станции – они тщательно стерилизуются, чтобы ни один земной микроб туда не попал. Чтобы Марс в первозданном остался для исследований. Мне кажется, опасно запускать туда людей. И для них опасно, и для планеты Марс это опасно.

- У нас сейчас существует проект, если я не ошибаюсь, он называется "Марс-500". И там люди как раз провели какое-то время, тренировались?

- Это наземный проект. То есть, как бы, моделируется экспедиция на Марс. Само по себе это интересно. Пятьсот дней провести в замкнутом помещении – там регенерация воздуха. Это интересно. Но, я надеюсь, что до реального полета человека на Марс, нам удастся исследовать эту планету в том виде, как она есть, автоматами. О человеке поговорим потом.

- Ну, хорошо. А все-таки, вы уже коснулись этой темы по поводу колонизации Марса. Когда это может произойти?

- Надеюсь, что не раньше 2050 года. Сейчас регулярно на Марс отправляются аппараты. Каждые два года армада туда летит, не один. И советские, теперь российские аппараты туда уже нацеливаются. Летят, в основном, американские. Но и японцы посылали, правда, неудачный аппарат. Европейцы хорошо работают. Удивительно, но поверхность Марса сейчас изучена детальнее поверхности Земли. Казалось бы, наша родная Земля. Тем не менее, большая ее часть покрыта водой, значительная часть материков покрыта лесом, всякими кустарниками. И все скрывает от нас реальную поверхность планеты. Марс виден нам очень хорошо. С орбиты Марс изучен до последнего камушка. Недавно открыли удивительные вещи на Марсе – дыры в поверхности. Я не могу их назвать пещерами. Вот именно дыры, бездонные. Когда орбитальные аппарат смотрит на них сверху – это просто колодец, диаметром со стадион в Лужниках, метров 200 в диаметре. Бездонный. И непонятно, где он кончается. На Земле таких структур нет. Естественно, человек заглянуть туда не сможет. А аппарат – типа небольшого вертолета или дирижабля маленького сможет. Либо на веревочке спустится робот. Что там в этих дырах? Кто там обитает? Это загадка и очень интересная!

- А действительно, о каких формах жизни можно говорить? Какие они на Марсе?

- Были эксперименты на Земле: моделировали условия Марса и пытались земные организмы заставить жить в этих условиях. Высшие организмы не выживают. Давление на Марсе в 100 раз ниже, чем на Земле. Это как в стратосфере у нас, где дышать нечем. Ультрафиолет солнечный просто стерилизует всю атмосферу. Воды практически нет. Но некоторые земные микроорганизмы, взятые из Антарктики, выжили. В Антарктике есть области, очень похожие на Марс – там сухо, там холодно. На Марсе очень холодно. Минус 60, средняя температура. Бывает минус 120 под утром, когда солнышко долго не всходило. Но на экваторе летом до нуля, даже до плюс 5 градусов поднимается. Ну, в общем, ничего, в среднем. Некоторые земные микробы выживают в условиях Марса. Хотя они никогда этих условий раньше не чувствовали. Тем не менее, выживают. Это значит, что марсианские организмы вполне могли бы там приспособиться, под поверхностью. На поверхности очень плохо. Под поверхностью есть вода. Мы уже видели, как она оттуда вытекает. Есть следы ручейков. Есть довольно высокая температура. Чем ниже в грунт мы зарываемся, тем теплее, естественно, становится. Так что, условия для жизни есть. Найти ее только остается.

- А каким образом управляется аппарат "Феникс"?

- В основном, он автономный. Радиосигнал от Марса до Земли идет десятки минут, иногда минуты. Но, как правило, так как Земля от Марса далеко, десятки минут. И управлять ручками им, конечно, невозможно. Закладывается программа работы, и компьютер ее выполняет. Неспешно. Конечно, там нет каких-то резких движений. Впервые на Марс отправили электронный микроскоп. Теперь эта "рука" достанет образцы грунта из-под поверхности Марса, вложит их в химическую лабораторию. Часть грунта будет химическими методами исследоваться, часть физическими, а часть под электронным микроскопом. То есть, то, что на Земле в лабораториях сравнительно недавно появилось, теперь отправили на Марс. Без всякого участия человека электронный и оптический микроскоп будут исследовать мельчайшие детали на марсианском грунте. Это прорыв.

- А там могут быть ископаемые, которые могут быть полезны для Земли?

- Даже если они там есть, доставить их на Землю будет стоить таких денег, что это себя не оправдает. Скажем, доставка с Луны полезных ископаемых кое-как еще оправдывает себя. На Луне, возможно, найдется очень редких элемент, это гелий-3 – топливо для термоядерных электростанций. На Земле его очень мало, на Луне он, вроде бы, есть. Тогда мы оправдаем эти затраты. С Марса полезные ископаемые возить бессмысленно совершенно. Это дико дорого. Тот эксперимент, который сейчас успешно продолжается – "Феникс" – стоил 410 миллионов долларов.

- У нас немножко другая информация – 420.

- Или 420. И затраты будут, естественно, расти, поскольку эксперимент продолжается. Аппарат размером с письменный стол. Никаких полезных ископаемых он ни добыть, ни достать не может. Если речь зайдет о том, чтобы отправлять серьезную технику на Марс, – это страшные расходы. И, конечно, они себя не оправдают. Марс – научная площадка. Марс – это передовой рубеж земной науки и техники.

- Спасибо вам большое за ваш интересный рассказ.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере