Центральный телеграф: история и настоящее "механизированного дворца"

В далеком 1941-м о прямой телетрансляции парада не могло быть и речи. Все объявления и военные сводки записывались в здании Центрального телеграфа на Тверской. Именно оттуда в 1945-м Юрий Левитан сообщил о Победе. Историческая студия сохранилась до сих пор. Но сам телеграф не стоял на месте. Его технические возможности постоянно расширялись.

Он сражался на передовой, хотя оружия в руки никогда не брал. Юрий Левитан — невидимый враг фашистской армии — бил противника словом. Звучал его голос — и у приемников собирались толпы. Ждали: что скажет сегодня? Выстояли? Перешли в наступление? Победили?

Из студии №4 разлетались по стране военные сводки. В мирное время лучшие дикторы Союза исполняли радиоспектакли. Здание Центрального телеграфа на Тверской в народе прозвали "механизированный дворец". Здесь когда-то было все для работы и жизни.

"Предусматривались ясли на 200 персон. Здесь были механизированные прачечные, большие столовые, здесь были спальни, даже для дежурной смены, и 20 квартир для руководящего состава", — рассказывает директор музея истории Центрального телеграфа Владимир Цукор.

Но главное — конечно, техника. От простейших электромагнитных аппаратов до первых факсов, скоростной пневмопочты и шумных телетайпов — приборов, которые могли передавать мысли на расстоянии.

"Такие телеграфные аппараты применялись на линии Москва-Ленинград . Телеграммы передавались также и по радио", — продолжает Владимир Цукор.

На рабочем месте телеграфиста — только самое необходимое: передатчик, приемник, тонкая бумажная лента и чайник с правильно заваренным клеем

"Он наливает его в клеянку, берет ленту, смачивает ее и прикладывает эту ленту к бланку. И получается телеграмма", — поясняет Владимир Цукор.

В дореволюционное время чтобы устроиться работать на Центральный телеграф, нужно было без ошибок написать диктант на трех языках — немецком, французском, русском — и подать прошение на имя самого императора. Женщин принимали неохотно: работа для них была слишком тяжелая.

"Каждые 15-20 минут женщина должна была поднимать гири весом в 16 кг, и только тогда аппарат приходил в движение. Моторов в то время еще в массовом производстве не было", — отмечает в интервью программе "Вести-Москва" Владимир Цукор.

Автоматике даже сейчас телеграфисты доверяют не всё. Часы на крыше здания до сих пор заводят вручную. С помощью лебедки смотритель раз в неделю поднимает гири весом 100 килограммов каждая.

Уже 80 лет они трудятся, не покладая стрелок, отмечают боем каждые полчаса, но с годами голос их становится все тише. В свое время эти часы гремели на всю Москву. Говорят, колокол на крыше телеграфа звучал даже громче, чем кремлевские куранты, и этим сильно мешало жителям соседних домов. Тогда его решено было заглушить, уменьшив размах молота.

Одна из многих так и не разгаданных тайн этого места — находящаяся в здании капсула времени, зашифрованное письмо из прошлого. Откроют ее только через 30 с лишним лет — в день, когда Центральный телеграф отметит свой двухсотлетний юбилей.

Сегодня