Тема:

Теракты во Франции 5 месяцев назад

18 район: где выросли братья Куаши

18 район: где выросли братья Куаши

Исполнители теракта в Париже братья Куаши — из числа европейцев, завербованных "Аль-Каидой". Сначала — подпольная мечеть, потом — тренировочный лагерь в Йемене, боевые действия в составе ИГИЛ. Несколько лет подготовки — и во Францию братья возвращаются уже профессиональными террористами и вербовщиками. Таких как Куаши — множество. Но трехтысячная армия европейцев, воюющих за Исламское государство, — заслуга не только "Аль-Каиды" и ИГИЛ. Сами страны Евросоюза богато удобрили почву для террористических вербовщиков. Мягкое миграционное законодательство привело к созданию в европейских столицах огромных мусульманских анклавов, которые живут по своим законам и практически не контролируются властями. В самом опасном, 18-м округе Парижа, выросли братья Куаши.

Выстрелом в голову охранника добивает младший из братьев, Шериф Куаши. Изучив эту запись, в полиции говорят однозначно: в Шарли Эбдо орудуют опытные головорезы.

Шериф и Саид — оба в черной военной форме. Младшему — 32, старшему — 34 года. За спиной — боевая подготовка в одном из йеменских террористических лагерей, кровопролитная Сирия. Наемники воевали против Башара Асада и вернулись во Францию ровно полгода назад. Чистый французский — Куаши говорят без акцента, оба родились и жили в Париже. Родители — алжирские иммигранты — умерли рано, и братья росли в приюте. Младший Шериф Куаши — с чрезвычайно богатой криминальной историей: наркотики, грабежи, пьяные драки. Радикальный ислам в жизни братьев появился 11 лет назад. Некто Фарид Беньету — 24-летний самопровозглашенный имам — стал для Куаши наставником. Идеи джихада юный имам-самозванец преподавал в подпольной мечети. Братьев завербовали.

"Советы Фарида помогли мне избавиться от сомнений. Конечно, мне было страшно, но я об этом никому не говорил. Конечно, Фарид влиял на меня, направлял в нужную сторону, объясняя необходимость моей смерти в будущем", — рассказывал Шериф Куаши.

Это выдержка из показаний, которые младший из братьев дает в полицейском участке. Шерифа Куаши арестовали и посадили в тюрьму, тогда же у Куаши были найдены два АК-47. Французский телеканал тогда даже снял сюжет — история Шерифа, казалось, закончилась благополучно.

"Шериф Куаши сегодня в тюрьме, но он живой. Этим он, возможно, обязан полицейским, которые арестовали его вместе с Фаридом Беньету", — полагали авторы сюжета.

"Он заметил, что сам сильно изменился в этот период, хотя раньше не обращал на это внимания. Он понял, что ему запудрили мозги и втянули во что-то, что он не только не контролировал, так что он и не заметил", — эти выводы тюремного психолога Яна Бориса, впрочем, как станет понятно, 7 января этого года, были очень ошибочны.

Шериф и Саид не просто не изменили радикальных взглядов. Братья создали свою террористическую ячейку.

Самый криминальный район — 18-й округ Парижа. Здесь живет 90% всего мусульманского населения французской столицы. Газета "Ле Монд" написала, что за три дня до терактов из пригорода Парижа — так называемого арабского Ситэ на севере города — сюда приехали братья Куаши. Где остановились, с кем общались — ничего неизвестно.

Затеряться здесь проще простого: три округа французской столицы по-французски практически не говорят. На рынке — только халяльное мясо, богатый выбор запрещенной правоверной одежды, каждая вторая здесь — в бурке или в никабе. Пять раз в день обязательно звучит муэдзин. Немусульман здесь практически не осталось. "Национальный фронт" уже давно бьет тревогу: Франция закрывает лицо вуалью. После терактов Марин ле Пен приглашали в Елисейский дворец на встречу с Олландом.

"Я считаю, что это только начало. Исламский фундаментализм объявил войну Франции, войну всей Европе. Первое, что нужно сделать, — покончить с Шенгеном и начать контролировать наши границы, чтобы отслеживать трафик оружия, отслеживать людей, которые могут вернуться с джихада, из тренировочных лагерей. И нужно уже признать, что развитие исламского фундаментализма связано с массовой бесконтрольной иммиграцией", — полагает лидер партии "Национальный фронт" Марин ле Пен.

Пятая часть населения Франции — это приезжие, почти 11 миллионов человек. Мусульманская диаспора Франция — самая многочисленная в Европе. В Лионе иммигранты — это 30% населения, в Париже — 40, в Марселе — уже 60. Алжирцев при этом больше всего. По данным Национального института статистики и экономических исследований, 40 лет назад, в 1975 году во Франции проживали 711 тысяч выходцев из Алжира. В 2008-м выходцев из Алжира — уже 1,5 миллиона. За один только 2010 год французское гражданство получают еще 200 тысячи алжирских мигрантов. Нелегалов сосчитать невозможно.

"Мы не выходим ночью, не выходим после 10-11. Мы живем на Сан-Дени. Клянусь, мы боимся выходить, мы живем тихо-тихо. Выходцев из Алжира здесь очень много, они родились во Франции, но их родители — из Алжира". "Это хулиганы, которые живут под Парижем, и они собираются в группы. Я сам из Алжира. Алжирцев здесь много, почти 5 миллионов. Алжир был колонией Франции, поэтому они все сюда приехали", — говорят жители 18-го округа.

Одну из самых жестоких антиколониальных войн, которая в итоге обернулась падением 4-й Республики, войной упорно не называли – "Операция по поддержанию общественного порядка". Первым, кто признал право алжирцев на самоопределение, был герой Второй мировой и на тот момент уже глава правительства Шарль де Голль. Первое покушение на генерала состоялось на следующий день после слов о возможном изменении статуса Алжира. Процессы были уже необратимыми: 75% высказываются за независимость. А дальше — самое страшное: "гроб или чемодан" — Фронт национального освобождения нарушил все обещания. Из Алжира во Францию вынужденно бежали больше миллиона европейцев и 90 тысяч алжирцев-мусульман, служивших Парижу.

Лучшая иллюстрация того, что сейчас происходит в 5-й Республике, — это соотношение культовых мест. За последние десять лет во Франции построили 20 католических храмов. За последний год начали проектировать или строить 150 мечетей. Количество мусульманских молельных домов за десять лет увеличилось вдвое — теперь их 2200. Каждому правоверному для совершения обряда при этом нужен как минимум один квадратный метр — то есть количество мечетей нужно удвоить.

30 миллионов евро — именно столько стоит Институт исламской культуры. Открылся в прошлом году, 1400 квадратных метров и огромный молельный зал, способный одновременно принять 400 человек. Но решили, что и этого мало. В следующем году здесь появится еще один точно такой же, через дорогу. 15 миллионов евро. Стройку снова оплатит Париж.

Как раз такая, слишком толерантная Франция раздражала "Шарли Эбдо". Запретных тем для журнала действительно не было. Грубые шутки над гомосексуальными браками, которые разрешили во Франции, издевки над еврочиновниками. Главный редактор журнала, всегда веселый Стефан Шарбонье — его убили выстрелом в голову — показывает располневшую, очень несимпатичную Меркель. Злые карикатуры на Иисуса и пророка Мухаммеда — все стены редакции были увешаны карикатурами. Полтора года назад очень крепко досталось Баррозу.

"В них ничего выдающегося, на них очень сложно нарисовать карикатуру. Толстые они или уродливые — они просто никакие, в этом проблема. Их не видно. Они работают в тени Брюсселя, фантом, просто люди в костюмах", — говорил Стефан Шарбонье.

Адрес "Шарли Эбдо" был засекречен. На входе в редакцию — ни вывесок, ни указателей. Неприятности здесь уже были: сначала пожар, потом суд. Вообще-то журнал уже закрывали — тогда "Шарли Эбдо" назывался "Ежемесячник харакири". Журналу не простили издевательства над смертью национального героя де Голля.

Мусульмане тоже уже не раз обижались. В 2007-м грандиозный скандал: в "Шарли Эбдо" перепечатали датскую карикатуру на пророка Мухаммеда. Союз исламских организаций процесс проиграл. Самого Шарбонье из-за многочисленных угроз с тех пор охраняла полиция.

Террористы знали своих обидчиков в лицо и поименно. Сам 47-летний Шарбонье погибает одним из первых. Жан Кабю — 76 лет, Жорж Волински — 80 лет: лучших сатириков Франции расстреляли в упор.

Где именно Куаши познакомились с третьим участником своей банды, уже тоже известно — в подпольной мечети. Крупный темнокожий мужчина — Амеди Кулибали, 32 года, тоже преступник со стажем и тоже замечен в связях с "Аль-Каидой".

Стрельба и массовые убийства во французской столице, которые в какой-то момент казались исключительно хаотичными, были тщательно подготовлены. За 30 минут до штурма Кулибали выходит на связь с журналистами.

- Вы связаны с братьями, которые провели операцию в "Шарли Эбдо"?
- Да, мы познакомились перед операцией.
- А как вы координируете действия? Есть какой-то сценарий? Будут еще акции?
- Нет. Мы согласовали одновременное проведение двух операций. Они пошли в "Шарли Эбдо", а я провел атаку для отвлечения полиции.

Атака на Францию — первая на территории Европы совместная операция "Аль-Каиды" и ИГИЛ. Обе организации уже заявили, что это месть за аллаха. Так называемая гибридная модель терроризма — две наиболее серьезные террористические группировки работают сообща. В своем последнем интервью — через час Куаши будет уничтожен спецслужбами — террорист сообщает, что умирать не боится.

- Мы лишь говорим тебе, что мы защитники пророка — мир ему и благословение, — и что я, Шериф Куаши, был послан "Аль-Каидой" в Йемен, и там шейх Анвар аль-Авлаки финансировал меня, благослови его аллах.
- Как давно это было?
- Давно, еще до того, как его убили, да будет милостив аллах.

Анвар аль-Авлаки был включен в список наиболее опасных преступников, подлежащих немедленному уничтожению. Один из лидеров Аль-Каиды, некогда правая рука бен Ладена. Братья Куаши и Амеди Кулибали тоже фигурировали во всех международных списках особо опасных преступников. Незамеченной и до сих пор не пойманной осталась только Хайят Бумедьен. На фото позирует с арбалетом в никабе. Самая разыскиваемая преступница Франции вооружена и очень опасна. Как 26-летняя Бумедьен, подельница и сожительница темнокожего террориста, могла скрыться из окруженного полицией района, города и в итоге даже страны, пока неизвестно.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере