Тема:

Теракты во Франции 5 месяцев назад

Франция готовится к "Подчинению"

Франция готовится к "Подчинению"

Франция тем временем переживает макропроцессы, которые, как выясняется, уже достойны и крупных литературных форм. Последний роман Мишеля Уэльбека "Подчинение" – антиутопия, в которой президентом Франции становится мусульманин, вводится многоженство, безработицы нет, порядок.

Первый камень марсельской мечети, которую по замыслу архитектора будет видно из любой точки города, заложили в прошлом году. На церемонии присутствовал мэр, начальник полиции и глава мусульманской общины. Архитектор сохранил фотографии: на этом месте, на севере города, в одном из самых криминальных районов, установили резной элемент фасада, чтобы было понятно, какой изящной будет мечеть.

"Это не просто красиво, еще и функционально — фасад будет пропускать солнечные лучи, это будет очень светлое здание", — рассказал Максим Репо, архитектор, автор проекта Большой мечети в Марселе.

Кража произошла тем же вечером: резной элемент сдали в металлолом, остался только каркас. Весь металлический орнамент из проекта мечети, чтобы не провоцировать, после атаки вандалов хотели убрать, но передумали. У здания будет выставлена охрана.

Восемь тысяч квадратных метров – Марсель даже пытался судиться и даже выиграл один процесс. Единственное, чего добились местные жители, — строительство мечети было отложено. Но мусульманская диаспора в итоге берет свое: именно здесь, в Марселе, через 17 месяцев – столько отводят на стройку – появится самая большая в Европе мечеть. Для этого снесут еще несколько зданий. Молиться здесь одновременно смогут 7 тысяч верующих.

Последним аргументом в суде стали слова главы мусульманской общины Прованса: город-космополит унижает не просто мусульман, но и ислам, заставляя молиться в подвалах, гаражах и на рынках. Так в Марселе с населением 800 тысяч решили построить 73-ю по счету мечеть с минаретом высотой в 25 метров, медресе, библиотекой и халяль-рестораном. Но даже этого этнически пестрому городу не хватает.

"В Марселе 260 тысяч мусульман, то есть треть города. Мы понимаем, что это только официальные цифры. Пять раз в день ежедневно мы должны понимать, что нам нет здесь места, поэтому мы молимся на старом складе", — говорит Амар Тазир, председатель французского Совета мусульманского культа от региона Прованс-Альпы-Лазурный берег.

Нарушая французский закон, не в мечети прихожане установили табличку "Мечеть": пять раз в день здесь стелют циновку и ставят шкаф для полутора тысяч ботинок – совершать мусульманский обряд сюда приходят из самых разных районов Марселя, разуваясь и обуваясь прямо на тротуаре. Суд местные жители опять проиграли: склад признан зданием культа. До тех пор, пока не закончат реставрацию старой мечети.

"Надо чтобы французское государство признало, что мусульмане — тоже французы, они часть государства, ислам существует веками во Франции, больше века. Нам в Марселе нужно еще четыре мечети как минимум", — считает Аблессалам Булахиа, имам мечеть "Иль-Такуа" в Марселе.

О том, что Франция должна признать новых французов, имам, выходец из Алжира, говорит на арабском. Французский он решил не учить, считает, что правоверный должен изъясняться на одном языке с Кораном. Город, в честь которого назван гимн Французской республики, — это на 60 процентов выходцы из бывших колоний. В Марселе нет арабских колоний, Марсель уже давно целиком арабский. Совсем рядом, через Средиземное море, все тот же Алжир, Тунис, Марокко, Мали.

Одним французским паспортом теперь больше. Гражданство получил выходец из Мали — Ласанна Батили, спасший от террориста, захватившего магазин кошерной продукции, пять человек. Вручив паспорт мигранту-герою по ускоренной схеме, премьер-министр Франции Вальс говорит о провале миграционной политики и невиданной разобщенности общества. За 10 лет лучше не стало: массовые беспорядки на окраине Парижа тогда вспыхнули после гибели двух арабских подростков. "Кто помнит о беспорядках 2005 года? А между тем, те же проблемы существуют и сегодня, — заявил Мануэль Вальс, премьер-министр Франции. — Оставленные без внимания пригороды, гетто — это географический, социальный, этнический апартеид, который укоренился в нашей стране и уже пустил свои корни. К этому прибавляется ежедневная дискриминация из-за того, что у человека не та фамилия или не тот цвет кожи. Я не ищу оправданий, я призываю трезво взглянуть на нашу страну".

Средняя норма, так пишут в путеводителях по Марселю, — 26 вооруженных краж в день. Мелкими кражами промышляют, как правило, выходцы из Алжира. Наркотики в Марселе контролирует марокканская мафия. Годовой оборот одной лишь марихуаны — 350 миллионов евро.

"Я, с точки зрения безопасности, туда вообще стараюсь не ездить, там очень много темнокожего населения. Беженцев, не беженцев, я не знаю. Из Северной Африки. И у них, естественно, свой образ жизни появился какой-то. Там очень развита торговля разными типами наркотиков. Естественно, где наркотики, там уровень преступности выше", — рассказывает местный житель.

Столица французского ислама и столица французской преступности, Марсель во многом пример того, как будет выглядеть вся толерантная Франция. Об этом пишет и скандальный Мишель Уэльбек. В день убийства сотрудников Charlie Hebdo на французских книжных прилавках по совпадению появляется его эпатажный роман "Покорность", — именно так с арабского переводится термин "ислам". По сюжету, к власти во Франции в 2022 году, победив главу национального фронта Марин Ле Пен, приходит партия "Мусульманское братство". В Пятой республике ввели шариат, безработицу победили, женщинам запретили работать.

- Наверное, жанр моей книги можно назвать политической фантастикой, но и сатирой тоже, потому что политики в этой книге выглядят смешными", — рассказывает Уэльбек.

- Франция, которую вы описываете в этом романе, — это смерть республики, вы этого хотели, Мишель Уэльбек? – задает вопрос журналист.

- Я не знаю, чего хочу, я смогу адаптироваться к любому устройству республики, — отвечает писатель.

На первой полосе Charlie Hebdo, как раз в день, когда редакцию расстреляли, печатают карикатуру на самого Уэльбека и его предсказания: "В 2015-м я потеряю зубы, в 2022-м буду соблюдать Рамадан". "Книга Уэльбека и недавние печальные события в Париже призывают нас не расслабляться и быть готовыми за себя постоять. Это роман-предупреждение. Предупреждение о том, что нужно сохранять свои ценности, бороться за них в мультикультурной Франции", — считает Андре Югетто, литературный критик.

В Марселе роман перевели в отдел религиозной литературы. Президент Франции книгу прочел и назвал ее декадентством: легализована полигамия, женщин просят не выходить без мужчин.

"Уэльбек- это всегда событие, это живой классик. Заказывая первую партию, мы не знали, о чем идет речь в романе. Все книги были распроданы в первый же день. Но так было только 7 января, после словно отрезало — люди словно бы испугались чего-то", — рассказала владелец книжного магазина Франсуаза Пигассо.

В Париже, напротив, после теракта продажи книги взлетели. Сам Уэльбек отменил все интервью, отказался от рекламы романа и покинул Париж. Во время теракта он потерял близкого друга, одного из акционеров Charlie Hebdo Бернара Мариса. Случилось то, над чем писатель пытался шутить: "покорность" политиков закончилась драмой.

Над чем шутить можно, а что лучше не трогать, решит суд Парижа уже через две с половиной недели. Ответчик – темнокожий комик Мбала Дьедонне, во Франции известный и по-настоящему популярный. В день общереспубликанского траура, когда страна защищала право Charlie Hebdo на свободу слова, Дьедонне написал в социальной сети, что чувствует себя Шарли Кулибали — это цитата. Кулибали — фамилия террориста.

Уже на следующий день комика вызвали на допрос. Дьедонне пытался тоже говорить о свободе слова. Судебное заседание прокурор назначил на 4 февраля.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере