Изоляционная мишура и гримасы Обамы

Изоляционная мишура и гримасы Обамы

Согласно Минским договоренностям, 15 февраля стрелять уже не должны. И если даже кто-то думает, что втихаря можно и не сдержаться, то это не так. Уже 16 февраля противостоящие стороны в гражданской войне на Украине обязаны начать отвод тяжелых вооружений на безопасное друг для друга расстояние — таков результат переговорного марафона, что уже окрестили "Минск-2".

В ночь с 11-го на 12 февраля ведущие лидеры Европы — Путин, Меркель и Олланд — 16 часов говорили с Порошенко, словно с пациентом, поскольку Украина очевидно больна. Терапию, пока лишь вербальную, приходилось применять жесткую. Иногда Порошенко вырывался и выбегал, жалуясь, что предложения России для него неприемлемы. Потом все же возвращался, позволяя продолжить.

Начали не поздно вечером, закончили после полудня следующего дня. Перед изможденной прессой Путин появился полным сил и даже шутил, что было хорошим знаком. "Это была не лучшая ночь в моей жизни, но утро оказалось добрым", — скажет потом Владимир Путин.

Как и многие, я следил за переговорами в Минске по телетрансляции. И когда услышал от Путина про не самую лучшую его ночь, то почему-то вспомнилось, как еще недавно столь по-доброму Меркель хихикала на Петербургском экономическом форуме.

"Много анекдотов можно привести на этот счет. Как бы ни действовать во время первой брачной ночи, результат должен быть один и тот же. Понимаете?" — сказал глава российского государства.

Собственно, в Минске все так и получилось. Результат достигнут. Самое главное, что в Минске восторжествовал принцип признания реальности, то есть угроза распространения войны с Украины на всю Европу реальна.

Изоляция Москвы оказалась мишурой, и с Путиным надо говорить. Ни о каких российских войсках на Украине в Минске никто и не упоминал, даже Порошенко.

Очень хорошо, что столь плотные многочасовые переговоры вообще состоялись, а лидеры условились так же тесно работать в будущем. Телеконференция в том же составе — в ближайшие дни. А уже скоро — новая встреча.

Признание реальности еще и в том, что Белоруссия — важная часть Европы. Еще недавно Александр Лукашенко подавался на Западе как "последний диктатор Европы", а уже на прошедшей неделе Ангела Меркель принимает от "диктатора" цветы и пользуется гостеприимством Белоруссии, проводя ночь в президентском дворце.

Еще Крым наш. И не обсуждается. В Минске по этому поводу вопросов не было — реальность.

Наконец еще одна обнаруженная и признанная в Минске реальность — в том, что мир в Европе для европейцев важнее, чем для американцев. Тем нужны поставки оружия и война. Просто война, а детали Вашингтон не интересуют.

Показательна в этой связи официальный представитель Госдепа Псаки, которая даже не утруждает себя вникнуть, что там толком происходит на Украине и какие войска от какой линии куда должны по итогам Минска отойти.

Не лучший образ президента США в пиковые для Европы дни распространил и Белый дом. Гримасы Обамы у зеркала выглядят явным диссонансом настроений его коллег в Европе. На первый взгляд, в нашей части света такое воспринимается как бестактность, хотя психологи видят в этом деланую отстраненность от Европы как прикрытие тревоги, что обходятся без США.

Так или иначе, 12 февраля в столице Белоруссии лидеры России, Германии и Франции выступили гарантами важнейших договоренностей о мире двух сторон гражданской войны на Украине. Самое главное — немедленное прекращение огня. Мир — с 15 февраля. Создание коридора безопасности должно быть окончено в годовщину госпереворота в Киеве — 22 февраля.

Есть ли риски неисполнения? Есть, например, со стороны частных батальонов Коломойского или формирований "Правого сектора", которые армейскому командованию не подчиняются. У ДНР, например, есть данные, что 17 батальонов Вооруженных сил Украины перешли под командование "Правого сектора".

А лидер самого "Правого сектора" однажды уже подбитый Дмитрий Ярош заявил, что Минские соглашения антиконституционны и не подлежат исполнению. Обещал воевать дальше. Тем же грозит контуженый Семен Семенченко — командир батальона "Донбасс".

Согласно согласованному в Минске документу, не позднее первой половины марта Верховная Рада должна определить территории на востоке Украины с иной системой власти, нежели в остальной части страны. Осталось менее месяца.
Депутатов Рады на прошедшей неделе больше увлекал мордобой, но пора начинать и работать во исполнение соглашений с Донбассом.

Но самое главное, к чему в Минске подвигли лидеры России, Германии и Франции Порошенко на перспективу, — это новая Конституция Украины. Ее надо принять уже в этом году, причем прямо согласовав редакцию основного закона страны с Донбассом. И этот важнейший пункт — еще одно доказательство признания в Минске реальности.

Донбасс — субъект для предстоящих прямых переговоров Киева, то есть от прямого контакта теперь никуда не деться. Что же касается самой новой Конституции Украины, то, согласно актуальным Минским соглашениям, в нее среди прочего входят: языковое самоопределение Донбасса, назначение местной властью судов и прокуроров, а также создание вооруженных отрядов собственной милиции.

Вопрос о контроле границы Донбасса с Россией должен решаться после принятия новой Конституции — опять же по согласованию с местными властями. Есть еще пункты: например, выборы, восстановление банковской системы, пенсии. Но сроки всего этого в минском документе не указаны.

Впрочем, и определенного по срокам пока хватает. В целом соглашение Киева с ДНР и ЛНР — безусловный успех России и Евросоюза. Украине придется поработать, как и мятежным республикам — тоже. Ради мира. Гаранты соглашений — солиднее некуда. В совместной Декларации лидеры России, Германии и Франции поддержали мирный процесс.

И еще важная подвижка: решено начать трехсторонние переговоры между Россией, ЕС и Украиной с целью выработать практические решения по обеспокоенности России в связи с зоной свободной торговли Украины с ЕС. Еще недавно нам просто говорили: "Не ваше дело!". Сейчас уже не так.

Справедливости ради хочется сказать добрые слова в адрес западных партнеров Путина в Минске — лидеров Германии и Франции Меркель и Олланда. В конце концов именно они — отнюдь не кроткие ягнята — нашли в себе силы экстренно прилететь в конце прошлой недели в Москву и начать всерьез говорить. И в результате из Москвы на прошлой неделе вырос Минск на этой.

Да, и Обама звонил Путину в канун Минска, но, скорее, чтобы формально обозначить свою причастность. Реально говорить ни с кем американцы не хотят. В лучшем случае они лишь извещают о своих намерениях. И то не всегда. А ведь сейчас времена такие, что нужно говорить и слушать. По мысли Путина, даже необязательно сразу соглашаться — сам по себе разговор важен. Вот Германия и Франция как крупнейшие доноры Евросоюза на него решились.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере