Тема:

Инаугурация Барака Обамы 127 месяцев назад

Новый американский президент: праздник закончился

Отгремевшая инаугурация 44-го президента США Барака Обамы породила две разномасштабные новости. Первая состояла в том, что торжество получилось прямо-таки невиданного масштаба (ФОТО). И по количеству съехавшихся на него людей: на церемонии присутствовало почти 1,8 миллиона человек, то есть втрое больше населения американской столицы. И по затратам: празднество обошлось в 170 миллионов долларов – то есть втрое дороже последней инаугурации Буша-младшего. Эту в сущности светскую новость обсуждают до сих пор со всеми подробностями, включая золотое пальто новой первой леди и обмолвку при произнесении присяги. Но никто не обсуждает гораздо более важную новость, порождённую инаугурацией. А состоит она в том, что праздник-то – кончился.

Между выборами президента и моментом прихода его к власти проходит два с половиной месяца. Это и в обычные-то годы выглядит странновато, а уж в кризис – тем более. Нация проголосовала за человека, обещавшего благие перемены. Вот он, этот человек; вот она потребность в переменах – и что? Конечно, сам Обама не терял этого времени даром: он комплектовал команду, эта команда, по-видимому, дорабатывала и утрясала планы действий – всё так. Но от текущих дел он подчёркнуто отстранялся: мол, пока Буш у штурвала. Праздник избрания Нового Человека на самый влиятельный пост в мире длился и длился – за неимением новостей о делах этого самого нового человека. И вот после инаугурации настало время дел.

И тут же началась проза жизни. Пока шла предвыборная кампания, можно (да, наверно, и нужно) было поносить республиканцев за позорные для Америки нарушения прав человека в пресловутой тюрьме Гуантанамо – и это было хорошо и весело. И вот одним из первых указов Обамы стал указ о быстрой – за год – ликвидации этой тюрьмы и немедленной приостановке судебных действий по отношению к её узникам.

Но в ответ на это действие – такое естественное, выполняющее одно из самых единодушно одобрявшихся пунктов предвыборной программы – Обама тут же получил две плюхи.

С одной стороны, публичное возмущение приостановкой судов высказали семьи погибших в теракте 11 сентября. С другой стороны, на некоем исламистском сайте появилось видео, в котором двое бывших узников этой самой Гуантанамо рассказывали, как продолжают плодотворную работу в "Аль-Каиде": "Именем Аллаха, заключение лишь укрепило твердость наших принципов, ради которых мы вели джихад и попали за решетку". Один из них нынче – полевой командир, другой – лидер международной террористической организации.

Но позвольте, подумали американцы, если в Гуантанамо сидят подобные монстры, так, возможно, не стоит торопиться с её закрытием? Может, Буш не закрывал её не только потому, что был такой уж дурень, но и по каким-то разумным причинам? Это была, повторяю, одна из самых простых тем предвыборной риторики Обамы, но даже она на практике оказалась очень неоднозначной. Что же говорить о более сложных?
Самая сложная – это, разумеется, экономика.

Характерная деталь: все предыдущие президенты каждое утро получали так называемый разведывательный брифинг – сводку новостей спецслужб и госдепартамента. Барак Обама запросил и будет впредь получать в придачу такие же ежедневные брифинги по состоянию американской экономики. Он прав: дела в ней кислые. Сам Обама таких слов не говорит, предоставляя это невесёлое право своему вице-президенту Джо Байдену. Тот на днях прямо сказал, что "экономическая ситуация с каждым днём ухудшается": "Честно говоря, положение хуже, чем все думали. Нет никаких хороших новостей. Единственное исключение - быстрые шаги, предпринимаемые президентом на этом направлении".

Впрочем, таких уж быстрых шагов не получается. Команда Обамы утверждает, что нужен новый стимулирующий экономику пакет мер общей стоимостью миллиардов в 700-800. Но понятно же, что протолкнуть такой пакет будет делом на три порядка более трудным, чем такая мелочь, как закрытие Гуантанамо. Конгресс США уже дал понять, что будет спорить. Снова процитирую Джо Байдена: "Почти 40% средств, предусматриваемых планом, - это налоговые послабления, что не нравится демократам, остальные 60% - это расходы на экономическое стимулирование, чему противятся республиканцы".

Словом, если Обама всерьёз хочет перемен, ему придётся с первых же дней начать конвертацию "обамамании" в те или иные неконсенсусные меры.

Насколько он на это способен – и насколько неконсенсусность мер совпадает с их полезностью, весь мир будет следить самым пристальным образом: слишком сильно он зависит от состояния дел в американской экономике.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере