Тема:

Кризис в Греции 25 месяцев назад

На следующей неделе мы проснемся в новом мире. Реплика Андрея Норкина

На следующей неделе мы проснемся в новом мире. Реплика Андрея Норкина

Возможно, на следующей неделе мы с вами проснемся в изменившемся мире. Сегодня я не знаю, каков будет итог референдума, назначенного на 5 июля в Греции, но, на мой взгляд, процесс перемен уже необратим.

И дело не столько в экономике единого европейского пространства, сколько в самосознании, в самоидентификации людей, живущих в этом, как казалось, едином пространстве. Конечно, макроэкономическая составляющая истории с кредитной ловушкой, в которой оказались жизнерадостные греки, очень интересна. Никто не понимает, что и как будет происходить, если Европа все-таки с Грецией не договорится. Как Афины будут выходить из вполне вероятного дефолта? У них нет собственной валюты, которую, как требует ситуация, необходимо девальвировать. Осуществить что-то подобное с евро, единой валютой ЕС, они, естественно, не могут. Значит, нужно возвращаться к драхме, но как? По какому курсу пересчитывать несколько миллиардов наличных, снятых населением с банковских счетов за последние недели? Как поведут себя европейские рынки, устоят ли в условиях возникающей финансовой неопределенности экономики других проблемных стран Европы: Португалии, Испании, Италии? Наконец, как все это отразится на нас с вами? Ведь не секрет, что глобальные экономические потрясения Россию не только не обходят стороной, но и вызывают серьезные проблемы. Пока все это совершенно непонятно.

Зато ясно другое. Идея единого для всех, усредненного общественно-политического стандарта, не работает. Проблемы начались не вчера и не год назад. И далеко не сразу оформились в цифрах, демонстрирующих объемы потерь еврокредиторов. Вспомните, какие тревожные заявления вдруг начали делать европейские политики, когда с промежутком в несколько лет массовые беспорядки на национальной почве стали охватывать европейские столицы? Париж, Лондон, Стокгольм… А заговорили тогда о крахе так называемой "политики мультикультурализма", когда оказавшиеся в европейском раю переселенцы из государств, которые принято называть "странами третьего мира", почему-то начали этот рай отторгать. И, хотя благосклонно принимали причитающееся им денежное пособие, в это же время ожесточенно пытались разрушить существующую систему. Из-за ее несправедливости.

Кстати, эта проблема ведь никуда не делась. Посмотрите, как беспокоятся сейчас молодые члены Евросоюза. Брюссель, изнемогающий от потоков мигрантов, решил распределять приезжающих по квотам, но несколько тысяч беженцев в год для Германии – совсем не то же самое, что одна тысяча, например, для Латвии. И что интересно, все стараются не вспоминать, чьи действия послужили причиной того, что Европу наводнили беженцы из Ливии и Сирии.

Не принято также говорить и о других общих правилах, автоматически распространяющихся на вновь вступающих в единое стандартизированное западное сообщество. Вдруг выясняется, что молоко в единой Европе не совсем такое, как в странах к ней не относящихся. Что варенье, например, европейцы не едят, потому что в их магазинах продают джем. Что, прости Господи, шпроты вообще неизвестный науке зверь. И то же самое происходит с другой продукцией, непродовольственной, промышленной…

Но самое ужасное – то, что этот единый стандарт распространяется не только на материальную, но и на духовную жизнь. Единый стандарт воспитания детей, единый стандарт института брака, единый стандарт отношения к престарелым родителям, единые стандарты в культуре, истории…

Это ведь абсурд! Как еще можно называть навязывание неких кем-то когда-то придуманных правил всем? То есть вообще всем!

Грецию сейчас принято считать чем-то вроде стрекозы из басни Крылова. Мне довелось недавно услышать следующее: "Грекам давно пора прекратить танцевать и петь песни и начать развивать промышленность, а не только туризм с сельским хозяйством!" Но, позвольте! Греция как-то веками существовала без единой Европы и не так уж и плохо себя чувствовала, со своими оливками и хороводами.

Так нет же, нельзя! У нас все – обязательное для всех! Поэтому делайте то-то и то-то, поступайте так-то и так-то. И что тогда? Греки превратятся в немцев? Сомнительная перспектива. Тем более, что за последние пять лет, когда греческое правительство работало над осуществлением реформ, разработанных европейскими кураторами, ее долг не только не сократился, но и вырос! Чего ж теперь удивляться, что греки больше не хотят слушать советов из единой Европы?

А если единая Европа и дальше будет требовать соблюдения своих общих для всех правил, то о каком либерализме, о какой толерантности может идти речь? Чем же тогда этот "свободолюбивый" Запад отличается от дремучих тоталитарных государств, борьбу с которыми он сейчас неусыпно ведет?

Мир меняется. Меняется на наших глазах. И возможно, что уже в ближайший понедельник эти изменения обретут гораздо более зримые черты.

Сегодня

Умер Юрий Лужков

Умер Юрий Лужков

9 минут назад

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере