Тема:

Кризис в Греции 23 месяца назад

ЕС пытается "промыть" грекам мозги через телевизор

ЕС пытается "промыть" грекам мозги через телевизор

Какие настроения в самой колыбели европейской демократии?

Не думать о Брюсселе даже в воскресной толкотне за рыбой не получается. В кармане звенит мелочь, на ценниках — значок европейской валюты, который очень скоро может поменяться.

Так ли уж ленивы греки, как о них думают другие европейцы? Да, что скрывать, есть и коррупция, и теневой сектор, но до 1981-го Греция имела достаточно стабильную экономику. Но потом поддалась на оптимизм евроинтергаторов — свободная торговля, общий рынок. Обратная сторона показалась позже.

"Мы постоянно выплачиваем кредиты, работаем практически только на них. Так у всех, кто хотел что-то делать, как-то развиваться", — признаются греки.

Джорджиана приехала в Грецию в 12 лет с Карибского моря, из Доминиканы, на греческом говорит лучше, чем на родном английском. Муж — грек из Швеции. Семья помнит, пока была драхма, никто не спешил брать кредиты в иностранных валютах, а правительство подправляло национальную экономику. Единая валюта эту возможность уничтожила, и Греция начала жить в долг на всех уровнях.

Со своими кредитами Джозефа и Никос справляются. Кроме большого хозяйства держат таверну, где может кончиться кофе, но политические дискуссии — никогда.

"Наши доходы уменьшатся, но нам лучше уйти из Европы, чтобы обрести спокойствие. Мы как народ можем жить лучше, у нас есть хорошее геополитическое положение, мы ничего не хотим от Европы, это Европа хочет всего от нас", — уверены греки.

Афинянин Ильяс каждый день делает то же, что и остальные 10 миллионов греков. Приехал из Ташкента в 1977-м, его родители бежали от репрессий. Сейчас Ильяс занимается ремонтом автомобилей, но в свои 19 лет собирался строить самолеты, да и вообще ехал в совсем другую страну. "Тогда развивалась промышленность, а теперь стоим, снимаем по 50 евро. Докатились", — говорит Ильяс.

Городок Аталанта — в честь дочери Посейдона, родина героя Троянской войны Аякса — сейчас типичный райцентр в материковой Греции. Безработица — 30%. Сельское хозяйство — единственный выход для 5 тысяч жителей. Самый успешный фермер Аталанты — Одиссей Глустянос. Никакой хитрости — у него соленые оливки сорта каламата на экспорт. Но вот только местные оптовики уже месяц ничего не покупают — наличных нет. А на европейском рынке сейчас, например, даже оливковое масло ничего не стоит. Зачем платить больше, если в Греции кризис?

"Наше масло скупается оптом и отправляется в Италию и Испанию, и там оно смешивается с местным маслом для повышения их качества. В результате мы как производители претендуем только на 20% от конечной стоимости продукта в Западной Европе. У нас покупают по 3 евро за литр, а в Германии можно его встретить в продаже за 15", — жалуется производитель оливкового масла Костас Папаргирис.

Избежал кризиса чуть ли не единственный греческий продукт, и это не вино и не оливки — фисташки. Объем их экспорта из Греции растет год от года, но почему-то так только с орехами, хотя, казалось бы, в этой стране идеальный климат для сельского хозяйства.

До вступления в ЕС ситуация была другой — аграрный сектор производил целых 23% ВВП. Сейчас — всего 5%, а почти половину всех продуктов питания экспортируют. Что нужно Греции, виднее из Брюсселя.

Стелиос Эллиниадис работает журналистом на радио уже 40 лет. Недавно ездил освещать конфликт на юго-востоке Украины, но сейчас слушателей волнуют только внутренние проблемы. Думать спокойно перед референдумом грекам мешали извне — по телевизору из Брюсселя, Берлина и Парижа.

"Это была промывка мозгов с целью запугать граждан в их выборе. Рассказывали, если победит "нет", сразу разразится абсолютная катастрофа. Люди якобы потеряют свои сбережения в банках, закроются больницы, исчезнут продукты питания, лекарства. Произошло беспрецедентное по размаху запугивание граждан Греции", — сказал Стелиос.

Что будет, если вдруг вернется драхма? Вся греческая пресса сейчас — об этом. Ясно, что цены взлетят, да и сама валюта, в отличие от немецких марок, осталась разве что на памятнике и в сувенирных магазинах.

"Кто-то спрашивает, что вам больше нравится — Lamborghini или "Лада"? Ваш ответ будет: Lamborghini. Тогда вам предлагают в обмен на Lamborghini, то есть евро, отдать своего ребенка или свою мать, свой дом, просто все. Греческий народ всегда имел собственное достоинство, поэтому сейчас многие ответят, что предпочтут драхму", — уверен политолог Никос Кукуларис.

Проевропейские СМИ теперь рассуждают, как бы случайно вбивая клин между правящей партией и ее электоратом: премьер согласился на большую часть мер, которые отвергли на референдуме. Но Ципрас делает пока только то, что обещал.

Многие здесь готовы пойти и дальше, чем премьер, уйти и разбираться своими силами. В конце концов Греция — банкрот не в первый раз, напечатает драхму и будет медленно выползать из кризиса. Но западнее есть еще Италия, Испания и Португалия, и единая валюта евро тянет и их экономику ко дну. Греческая драма не дописана.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере